Приветствую Вас Гость клуба | RSS
Вторник
2017-12-12, 11:34 PM
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ПОЗИТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ!!!!!СВЕТ И ЛЮБОВЬ!!!!!!
Главная Мужская и женская энергия - Страница 2 - Клуб любителей позитивного мышления Регистрация Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Клуб любителей позитивного мышления » КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ПОЗИТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ. СВЕТ И ЛЮБОВЬ! » ДРУЖБА, ЛЮБОВЬ, МУЖЧИНА, ЖЕНЩИНА,ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ, СЕМЬЯ, ДЕТИ, РОДИТЕЛИ » Мужская и женская энергия (пути развития)
Мужская и женская энергия
LunaДата: Пятница, 2008-07-18, 8:30 AM | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 12617
Репутация: 28
Статус: Offline
Quote (Счастливая)
Только подумать, что мало кто принимает себя целиком и полностью, даже среди позитивномышленников! Всё равно находим в себе что-то, что мягко говоря "хорошо, но лучше по-другому" !

с этим нужно работать biggrin biggrin biggrin

Quote (Счастливая)
Фейерверк не закончилась, она в другой теме: Рецепты волшебников.

благо дарю biggrin Чуть не запуталась biggrin Я же ее копирую и принтую собирая книжку biggrin biggrin biggrin


Все события свои любовью освещаю
И людей вокруг себя всех благословляю!
www.riga-luna.narod.ru
 
СчастливаяДата: Пятница, 2008-07-18, 9:41 AM | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 1383
Репутация: 6
Статус: Offline
Марселина! Вот странное это дело...Вы пишете отзывы касательно любых тем и подтем, а вот книгу "Декаданс" как бы игнорируете....
Она относится именно теме Женская энергия, и в ней описано становление женщины. Многие по аналогии очень похожи с главной героиней, и во мне масса того, с чем она боролась, что мешало ей обрести настоящую женщину-фею, женщину-волшебницу. Я точно знаю, что ищущий найдёт в этой книге решение и многие подсказки. Стиль изложения жёсткий и даже немного утрированный, но я хорошо помню свою супружескую жизнь и как ненавидела вечера по той простой причине, что муж будет требовать секса. Я утром всегда просыпалась в прекрасном настроении и бежала на работу, потому что она спасала меня от непринимаемого мной мужа. Бывало и такое. Так вот, для всех, у кого были похожие проблемы, эта книга подойдёт в плане взгляда на свои чувства и поведение со стороны, и принятия того факта , что выход есть всегда, главное вознамериться его найти.

Добавлено (2008-07-18, 10:39 Am)
---------------------------------------------
Продолжение "Декаданс".....

– Может быть, – я осмелела, улыбнулась. К блюдам притронуться не смогла, возбуждение нарастает, ток бежит уже сам по себе. – Я так тебя хотела, что ни о чем другом думать не могла, ты весь мой мозг занял и растревожил спящие эротический фантазии.
Я сказала это, и мне стало страшно легко, так как будто с души свалился тяжелый камнище. Леша улыбался.
– Таких высказываний более чем достаточно, чтобы вызвать в мужчине эрекцию! – он улыбнулся, нагло смотря мне в глаза.
Я подняла руку. Губы уже были расслаблены, руки вели себя спокойно и уверенно.
– Принесите счет!
Бесполезность нашей встречи еще больше разжигала азарт гормонов.
Мы забрались в мою уже чистую, блестящую на солнце машину. Леша грубо притянул меня за шею и бесцеремонно поцеловал. Мои ноги автоматически разъехались в стороны, его теплая ладонь скользила по промежности, залезла под влажные трусики. Мои руки вцепились в его жесткие волосы, язык извивался во рту, переплетаясь с моим языком, его руки уже жадно расстегивали кофту, приближаясь с каменным от возбуждения соскам.
Я внимательно, как будто со стороны, пыталась наблюдать за собой, за своими чувствами и эмоциями. Наверное, если бы я была еще замужней женщиной, я бы сейчас думала о том, как муж, узнавший о моих любовных утехах, будет бить меня долго и мучительно за свое угнетенное достоинство, а я буду кричать на родном русском, как советская «радистка» Кетрин Кин в берлинском роддоме. А утром его дружки из солидарности с удовольствием припрутся меня хоронить.
Тра-та-та-трарарарара-тра-та-та, заверещал мой телефон. Звонил Серж.
– Ты долго будешь прятаться? – с наезда начал он.
– Перезвоню позже! – сухо обрубила я.

– Мы еще встретимся? – спрашивает Тягин, его слова в переводе с культурного означают «я тебя все равно трахну».
– Давай телефон, я сама позвоню! – ответила я. Трахнешь, куда я денусь, тоже в переводе с культурного.
Тягин покорно сидит рядом и ждет. Дурацкая, неудобная ситуация. Ничего, ровным счетом ничего меня не связывает с этим человеком, кроме чертового желания ему отдаться. Но почему в своих девичьих мечтах я представляла не только как мы занимаемся сексом, но и грезила о нашей совместной жизни? Что общего между этими понятиями?
Секс с ним возможен. Но вот отношения вряд ли, а тем более семейные.
Пауза слишком затянулась, он молча открыл дверцу и вышел из машины. А я одернула юбку и зачем-то позвонила Сержу.
«Своевременный» звонок Сержа еще раз доказал: вот что значит связь между людьми, душевная привязанность. С того момента, как он ушел в ту ночь, он ни разу не звонил мне. А теперь почуял запах нового самца за версту и прибежал к своей пещере. Кто говорит, что у мужиков нет интуиции? Еще как есть! Я, между прочим, его любовницу не унюхала.
– Я должен тебя увидеть!
– Смысл? Внутри все переворачивается, я пытаюсь отследить свои ощущения. В них нет ни злости, ни боли, ни, что странно, даже обиды. Я приняла антибиотик, и он подействовал. Я простила его. В том, что я чувствую, лишь одна эмоция – радость. Ликование от того, что я снова слышу его голос.
– Я не могу без тебя. Не могу, слышишь! Ты нужна мне! Пожалуйста, возвращайся! – Серж в своей непревзойденной манере истерит в телефон.
Я молча слушаю его. Слушаю и радуюсь его голосу.
В лабиринтах тысяч объятий ты никогда не заблудишься, ты всегда найдешь свои, единственные.
Черт возьми, это единственный родной мне человек, часть меня, кусочек меня. Но не хочу я с этим кусочком иметь интимную связь!
– Серж, я не готова сейчас разговаривать. Давай пока поживем раздельно.
Он молчит, я тоже молчу. Не признается в измене. Партизанит. А домработница звонила, говорила, Сергея Владиславовича не застать дома.
Запутался.
Вместе невозможно и врозь никак.
– Пока! – заставляю себя произнести это слово и нажимаю на красную кнопку.
Выдыхаю. Не хватает воздуха. Открываю окно. Ветер запрыгивает в салон. Очень шумная Москва суетится по своим делам. Я выбрасываю чек, на котором нацарапан телефон Тягина. Никогда ему не позвоню. Экстаз возбуждения – слишком низменная потребность, чтобы тратить на нее время.
Выше удовольствия, именуемого страстью, является удовольствие, именуемое любовью. Незаменимость друг для друга. Душевная гармония двух половинок.
Почему Серж не может без меня, так же как я без него? Потому что мы слишком важны друг для друга, мы слишком долго участвовали в жизни друг друга, совместно препарировали наши души. У нас есть общее пространство, духовная близость, общая душа. И это пространство одинаково важно для нас обоих и незаменимо. Мы слишком много «инвестировали себя» в это пространство, когда, взявшись за руки, обещали глубинами наших сердец и в радости, и в горести быть вместе, поддерживать друг друга, участвовать в жизни другого.
Выше страсти это общее пространство, оно сильнее и, скорее всего, еще можно разбудить в нем страсть. Если бы секс был так важен и так прост, я бы кайфовала сейчас в объятиях Леши, а Серж не звонил бы мне, выпрыгивая из постели новой девицы. Я посмотрела на себя в водительское зеркало. Обалденная я все-таки тетка!
Что же касается титанических порывов плоти… Молодому здоровому организму необходимо испытывать адреналиновые кайфы. Эти кайфы в нервной и эндокринной системе вырабатывают амфетамины, в том числе фенилэтиламин, чью нехватку для восстановления РН можно заменить дозой черного шоколада.
Обалденная тетка, то есть я собственной персоной, отправилась на поиски шоколадки.
//-- *** --//
Снова звонит телефон – мечта о шоколадке накрылась. Достают проклятые производители косметики. Четыре раза перенесенная встреча на пятый раз уже перенестись не может. Я сама подожгла этот фитиль, теперь придется ехать в офис подбрасывать дров.
Все дело в том, что, пока моя семейная жизнь была опорой, а не угрозой психическому здоровью, я накреативила идею выпуска своей марки профессиональной косметики. Это очень выгодно, а главное – имиджево. Выпускаешь косметику под своим брендом, называешь ее гипер-супер-профессиональной и ультраполезной, печатаешь плакаты для салонов красоты, запихиваешь в профессиональные магазины. И вот рядом с известным всем L'Oreal, Tony&Guy стоит твой Jane Lorance. Затем проплачиваешь пару фотосъемок в профессиональных журналах и намазываешь свою косметику на различные части тела известных городских персонажей. Таким образом «деньги рождают деньги», как говорит Серж.
Встреча с пока не известной, но высокопрофессиональной белорусской компанией состоится через час. Они приперлись в Москву, желая прямо вчера начать работать по моему предложению.
Переборов все свои «не хочу» и «не могу», я приезжаю в свой первый салон из десяти, где находится общий офис. На ресепшне, как на троне, восседает наша внутрикорпоративная Соня Мармеладова. Ее лицо сегодня, впрочем, как и всегда, отражает скорбь тяжелой женской участи и манящий призыв «ну возьмите меня кто-нибудь замуж!». Соня сидит на круглом высоком стульчике, выставив на всеобщее рассмотрение гладкодепилированные коленки в ажурных чулках. Изящно выпрямив спинку и изобразив во взгляде присутствие философской мысли, Соня перелистывает странички незамысловатого романчика, вымученного из деградационного подсознания неумелой писательской рукой очередного представителя российской светской элиты.
Когда в моем же салоне мне делали мезодиссолюцию, я взяла полистать подобный образец эпистолярного жанра. Там на протяжении всей книги один весьма странный тип рефлексировал, что он нюхает кокаин, – значит, он говно, друг его нюхает кокаин – и он говно, телка, делающая ему минет (неплохо вроде как делающая) – она тоже нюхает кокаин, и она тоже говно. Весь мир у них нюхает кокаин – все говно. Вот такая вот страшная рефлексия. Я предпочла остаток сеанса избавления от жира провести над просмотром наших рекламных статей.
– О чем пишут? – окатила я с лету Мармеладову.
Она обратила на меня свой восторженный взгляд, отражающий интеллект вкусно поевшей коровы, и ответила, как всегда, лебезя:
– Ой, про жизнь… Тяжело!
– У-уу – понятно! Вообще-то на рабочем месте у нас читать не принято, – воспитываю я. – Но если бы я тебя хоть раз за четыре года застала с томиком Чехова, промолчала бы на эту тему.
Соня смущенно опускает глаза.
– Здравствуйте! – хором, как на школьной физкультуре, отзываются мои подчиненные-труженицы, корча в подобии улыбки ботоксные лица.
– Добрый день всем! – угрюмо киваю я.
Ну не рада я вас всех сейчас видеть, ну извините.
Дверь за моей спиной распахивается, на пороге стоит яркий представитель бизнес-элиты, широко известный в широких кругах как заядлый бабник-педофил. Человек с большими деньгами, серьезными сексуальными извращениями и злыми глазами. Я не могу смотреть в них, они отталкивают, как взгляд Снежной Королевы. Такое впечатление, что одним взглядом этот товарищ способен превратить тебя в ледышку навсегда.
– Здравствуйте, девочки!
– Ой! Здравствуйте! – Соня Мармеладова ломанулась со стульчика, как будто ей в задний проход засунули петарду.
Все остальные мастера забыли про своих клиентов и уставились на свое отражение в зеркале.
– Вам чай, кофе? У нас появились новые кислородные коктейли, не желаете попробовать? – лебезит Соня.
Дорогуша, твое место в очереди за его баблом № 378889, так что только через три жизни. И не чаю ему надо, а водочки, разве это незаметно?
Приперся небось лечить волосы от облысения, а живот от ожирения.
Я киваю солидному клиенту, захожу в переговорную и падаю на свое место. За столом уже полный кворум.
Справа от меня нога на ногу в небрежной позе развалился наш ведущий косметолог. Во всех салонах работают голубые стилисты, но, поскольку у меня все не как у людей, ко мне затесался гипер-профессиональный светло-синий косметолог с французским образованием и легким украинским акцентом, что придает ему еще больше шарма. Цвет его волос меняется с завидной регулярностью. Сегодня у него ярко-рыжая пышная челка.
За ведущим косметологом восседает мой зам Лана Цветкова. Диагноз ее, как сказал бы Витек, хронический недоебит, что очень позитивно отражается на рабочем процессе. Она показывает стахановские результаты, ее мастерству строить работников позавидовал бы любой генерал. А книжечку-то у Сони проглядела, видно, это новомодное салонное, так сказать, внутрикорпоративное чтиво.
Слева раскладывает свои листочечки и ручечки наш педантичный финдиректор. Абсолютно антигламурная персона, в отличие от остальных моих сотрудников. Люди для нее – всего лишь заметки в бухгалтерской книге, глаза отражают зелень шуршащих бумажек. Я переманила ее из казино и не пожалела. Чудесная тетечка, я зову ее Калькулятор.
Наши белорусские подрядчики кучкуются в торце стола. Глаза всех троих разбегаются в растерянности, они не понимают, на кого смотреть: то ли на попугая-косметолога, то ли на следствие мировых достижений в области силикона, то есть на Лану, то ли на финдиректоршу в большой роговой оправе, то ли на злобную стерву, то есть на меня. Три богатыря в обществе трех прекрасных фей и одного полуфея-полумачо забыли подготовленную речь.
Я лениво прикуриваю сигарету, Лана ерзает на стуле, видно, трусы-попорезы из последней коллекции проникли слишком глубоко, финдиректор сидит статично, только зрачки отражают движение невидимого кэша.
– Мы решили сделать тюбики стеклянными, это будет смотреться красиво и эстетично! – Попугай начинает первый.
– Шикарная идея. Ново! – среагировал главный богатырь.

Добавлено (2008-07-18, 10:39 Am)
---------------------------------------------
Реакция есть, значит, дети будут. Интересно знать, а он женат? И кто жена – домохозяйка минская? Наверное, ждет бабла с нашего заказа, чтобы купить себе новых шмоток. А он эти денежки на любовницу небось потратит. Гы. А какая у него любовница? Блондинка или брюнетка?
– А более экономную упаковку мы не можем выбрать? – Калькулятор молодец, пресекает трату корпоративного бабла на корню.
Она мерно перелистывает каталог упаковок, с ходу прицениваясь.
– На бренде нельзя экономить, мы так давно решили. Упаковка – это наша визитная ка-а-рточка! – Попугай с надеждой смотрит на меня, ищет защиты от электронного монстра Калькулятора.– Давайте выслушаем наших гостей! – обрываю я.
Приносят кофе. Лане без сахара и молока, мне с сахаром без молока, Калькулятору чай черный с бергамотом, Попугаю сок апельсина с лимоном. Богатыри скромно сосут минералку.
– Мы предлагаем сделать акцент в вашей эксклюзивной серии для волос на такие ингредиенты, как: экстракт плаценты овцы, биозолото, протеины шелка, экстракт корня женьшеня, экстракт горца, лаурил-сульфат аммония, поликватерниум-4…
Богатырь перечисляет долго и муторно. По-моему, он перечислил все, что есть в мире, кроме цианистого калия и выжимки из героина.
Затем он так же неторопливо и обстоятельно озвучивает состав эксклюзивной серии косметики для лица, потом переходит на крема для маникюра и педикюра…
Попугай незаметно рассматривает свой, как всегда на высоте, маникюр, всем своим видом изображая интерес к химии. Калькулятор прикидывает цифры в уме, кажется, что можно услышать шорох ее извилин. Лана вздыхает, глубоко вздымая вперед грудь четвертого размера, обтянутую кофтой с декольте практически до пупка. Я пью кофе, наблюдая за этим бедламом.
– Понятно! Все это не пойдет!
Богатыри практически синхронно ахают. Лана подскакивает на месте. Калькулятор не меняется в лице. Попугай глядит на меня, выпучив глаза.
– У меня есть всего три требования. Это очень мало, и все три надо учесть. Первое – меньше химии, больше природы, второе – аромат натуральный и приятный, и главное – низкая себестоимость. Это понятно? Мне нужно, чтобы наша косметика была действительно эффективной, а эффективной она может быть только на натуральных компонентах. Давно доказано, что обычный детский крем в тюбике за десять рублей лучше многих брендовых.
– Да! Вот сперма-а-цетовый, например! – теперь все смотрят на Попугая. – А шо? Лучше, чем Carita, я тестировал собственноручно.
Дабы поддержать начальницу, Лана тоже вступает в дискуссию.
– Я вот до сих пор по бабушкиному рецепту делаю для волос кефирные маски и ополаскиваю после мытья яблочным уксусом с водой. Волосы как шелк! – Лана взмахивает своей каштановой гривой перед носом самого зашуганного из богатырей.
Бедная, вот до чего дошла, клеит белорусских мужиков, вся московская тусовка перспективных уже исследована и опробована.
– Мы можем делать косметику, например, на основе аминокислот и эфирных масел! – оправился от шока третий партнер, тот, что пока не издал не одного звука.
Видимо, декольтированная грудь Ланы разбудила в нем желание действовать.
– Вы так сразу первые попавшиеся в голову мысли не озвучивайте, пожалуйста, – прошу я. – Эти ваши аминокислоты и эфирные масла используют сейчас все. А у нас должно быть уникальное торговое предложение, что-нибудь такое, что еще никем не используется…
Что, красавцы, обломались? Всем лишь бы денег по-быстрому наколбасить, а так, чтобы мозги включить, слабо?
«Ну и стерва».
«Сволочь!»
«Фурия, б…»
Все эти эпитеты читаются в глазах богатырей. Ну да, я такая.
– Может, водоросли, аюрведы, соли? – перечисляет Лана. Список отражающий ее эрудицию быстро иссяк.
– Ближе, – киваю я, – но это уже у всех есть! Цена нашего продукта должна отражать его качество. Я не привыкла работать по-другому. Понятно, что бренд – это 200% накрутки, упаковка, реклама, но первичным во всем этом является продукт. Господа, у вас на осмысление было три недели, сейчас у вас их будет еще четыре. Если за это время вы не сможете представить на рассмотрение вразумительный состав косметики и подготовить тестирования и исследования, боюсь, наше партнерство не состоится!
Богатыри мечтают сейчас придушить меня прямо на этом столе, а из моего расчлененного трупа, на манер парфюмера из книги Зюскинда, только изощренней, соорудить суперполезные маски для волос. «Вытяжка из крови фурии» или «Экстракт жира стервы». Хрен им! Нас не возьмешь голыми руками!
– Медицинскую экспертизу мы проводим сами! – бурчит Калькулятор, тем самым добив любителей халявы.
– А мы пока еще пора-азмыслим над упаковочкой! – обрадовался Попугай.
– До свидания, господа!
Три богатыря поклонились, главный мокрыми губами потянулся на прощание поцеловать мне руку. Я знала, что в этот момент он мечтал оскалить зубы и откусить от нее кусочек. Я крепко пожала ему ладонь.
– Если успеете раньше, будем очень признательны! – выпроваживаю я. Что в переводе с этикетного делового языка означает «проваливайте, уроды, а то не светит вам бабла».
– Приятно иметь дело с профессиональным человеком! – «Мы все равно тебя обуем, сучка жадная».
– Мне кажется, эти балбесы ничего вразумительного не придумают! – разочарованно восклицает Лана, как только белорусские гости уходят.
Ну, нет, не скажи! Я отвез на экспертизу их дешевенькие не разрекламированные препаратики, результаты тота-а-льно впечатляют! – парирует ведущий косметолог. – И сейчас на студентах медицинского я проверяю их эффект. Колосса-ально! В крайнем случае выкупим их продукт, и все.
Попугай – профессионал в косметологии. И, наверное, такой же специалист в орально-анальном вопросе. Его лицо в отличие от наших сияет довольством и дружелюбием. Неужели он, так же как женщина, может страстно желать мужчину, и долгими бессонными ночами грезит о том, как его будут пиндюрить в попку? Фу-у-у! Какие гадости я думаю. Ну неужели он сладострастно стонет, ощущая во рту мужской орган? Ведь это же неинтересно. По логике вещей должно возбуждать неизведанное, то, чего у тебя нет. А так две мужские письки в одной постели – это не этично и не романтично. Черт знает что вообще!
– Принеси результаты проверок!
Попугай, раскачивая ореховидной попкой, обтянутой джинсами Dolce&Gabbana, топает за дверь. Он вообще у меня хорошо зарабатывает, на джинсы явно хватает. А вот BMW Z-4 у него откуда, интересно знать?
Вот что значит обладать искусством правильно любить! Попыталась сказать приличней то, что подумала.
В дверях нарисовалась моя секретарша Василиса. Про таких говорят – наглость города берет. На лице ее начертано отсутствие каких-либо ограничивающих принципов, а поза говорит о секундной боевой готовности к сексу. Одним словом, девочка легкого поведения и тяжелых амбиций.
– Опять звонят с Первого канала, у них тема ток-шоу «Маленькая женщина в большом бизнесе», хотят узнать о том, как вам удается быть владелицей самой большой сети салонов красоты в Москве. В экспертах – президент сети фитнес-клубов….
– Мне что, заняться больше нечем?
Василиса краса-длинная коса-тупой мозг, недоумевая, смотрит на меня, моргая длиннющими нарощенными ресницами. Надо создать новую услугу – выращивание и закручивание извилин. «Ваши извилины прямые и вы страдаете от нехватки интеллекта? Приходите к нам…»
– Я вообще-то в отпуске! – бубню. – Прошу позаботиться о том, чтобы меня не беспокоили! До свидания!
В дверях беру бумаги у Попугая, выскакиваю на улицу, ныряю в машину. В ближайшее время собираюсь окуклиться и на поверхности бизнеса не вылупляться. Должна же я набраться сил, чтобы превратиться в бабочку?!
Ненавижу ездить за рулем, мало того что сама чайник, так еще эти сплошные хэтчбэки под колеса бросаются.
Бедлам, который сейчас творится в моей голове и моем офисе, надо как-то менеджерить. Я долго и мучительно закрывала глаза на этот хаос, и в один момент он взорвался и накрыл меня, как татаро-монгольское иго. Противно абсолютно всё и абсолютно все. Опустошение. А хочется…
Хочется быть солнышком, хочется светить и вдохновлять. Хочется, чтобы у сотрудников горели глаза от перспектив развития бизнеса, чтобы в их головы хотя бы иногда приходили светлые идеи, чтобы они немного выпали из своего гламура и посмотрели по сторонам, увидели жизнь, смогли оценить ее. Хочется, чтобы им нравилась их работа и они получали от нее удовольствие, чтобы работали не только ради зарплаты или перспектив выскочить замуж. Но как черт побери я могу вдохновить их, если сама потерялась в себе, если не могу разобраться с самым близким человеком?
Опять телефон. Даже подумать спокойно не дают!
– Але!
– У нас завтра Розум играет Бетховена. Очень тебя жду, душа моя!
Я представляю сейчас блаженно улыбающееся армянское личико Катьки, мило щебечащей мне в трубку и думающей о том, как она навставляет пистонов мужу за то, что он дочке разрешает играть в компьютерные игры.
– Душа твоя, скажи моей душе, какого хрена вы устраиваете весь этот цирк? Вы не спите вместе уже год, не общаетесь друг с другом неделями, а на людях завтра будете друг другу сюсюкать и ворковать, как ангельские голубки?
– Ха-ха, по инерции! – судя по характерному выдоху, Катька курит. – И вообще не бунтуй! У Юрки сплошные концерты, все расписано. Он может либо завтра, либо через полгода. А я Бетховена хочу.
Катька обожает Бетховена, Серж – Скарлатти. Я первый раз буду слушать музыку без Сержа. Это в голове не укладывается. «Когда я слушаю, как играют сонеты Доменико, я попадаю на улочки Неаполя, в 1700 год, где стучат колесами экипажи, наполняются залы Королевской капеллы…» Серж мог бесконечно говорить о своих впечатлениях от классической музыки, а потом просиживать у плазменной панели, разглядывая порнофильмы гинекологической направленности.
– Так иди в консерваторию и там его хоти, некрофилка!
– Ну вот, я тебя на высокодуховное мероприятие приглашаю, а ты обзываешься. Мне без тебя будет плохо. Приходи давай! Хватит мандиться!
– Приду! Куда же я без тебя и без Бетховена?
Катьку я знаю сто лет и люблю ее. Ее любимый философ – Эпикур, его наказы Катька соблюдает беспрекословно.
«Всегда работай, всегда люби. Не жди от людей благодарности и не огорчайся, если тебя не благодарят. Наставление вместо ненависти, улыбка вместо презрения. Из крапивы извлекай нити, их полыни – лекарство. Проявляй всегда больше ума, чем самолюбия. Нагибайся только за тем, чтобы поднять павших. Спрашивай себя каждый вечер: что ты сделал сегодня хорошего? Имей всегда в своей библиотеке новую книгу, в погребе – полную бутылку, а в саду – свежий цветок…»
Правда, одно маленькое «но». Эпикур еще писал: «Живи незаметно!»

Добавлено (2008-07-18, 10:40 Am)
---------------------------------------------
Глава 6
ЗАГАДКИ БРАЧНЫХ ПОКОЕВ

Придворный сутенер Франц Лефорт учил царя Петра I, что «не принято в Европе любимых женщин в одну кучу сваливать». Но в городе Коппенбурге Петр по русской традиции данных оргий закрутил роман сразу с двумя принцессами, а после лаконичного ужина в их обществе прямо в саду дворца потребовал продолжения банкета. Принцессы отвергли сексуальное желание царя устроить «танго втроем», а в своих мемуарах писали, что русский царь – это «обилие ума, но излишество грубости и неумение есть опрятно». Но Петр был пылок и горяч и, вероятно, уверен в том, что, как сказали бы в наши дни, групповой секс ничем не отличается от парного, если вы настоящий мужчина.

Бездарно тратя время, я ползала по салону «Дикая Орхидея» в поисках новых трусиков. Покупка нижнего белья обычно доставляет мне райское наслаждение, но не сегодня. Зеркало в примерочной расположено слишком близко, так что видны все места, требующие срочного хирургического вмешательства. Ой! Булки нависают над трусами, вокруг пупка торчат какие-то волоски, а на ляжке страшный синяк. Под грудой торопливо набросанных шмоток на стуле надрывается телефон.
– Милая, у меня есть чудесная новость! – как-то безрадостно говорит в трубке Танюша.
– А?
– Милому тут за долги отдали несколько эксклюзивных релакс-установок. Выглядят как солярий, только совсем без дырочек, через которые может проходить воздух.
– Замечательные релакс-склепы!
– Нет, послушай, это шикарная вещь. Туда ложишься, включается специальная музыка, специальные лампочки начинают мигать, ароматы всякие разные появляются, а снизу то вода, то пена, то массажные щеточки. Эта штука, читаю инструкцию, «для отключения постоянно раздирающего голову потока мыслей и для полного расслабления тела».
– А мне-то зачем гроб нового поколения?
– Не тебе, а в твои салоны, их тут три штуки. И стоят они, кстати, сто тысяч евро каждая. Это лучше любого СПА.
– Танюшка, у меня и так столько этого нового оборудования, завались. По-моему, ни у кого в Москве столько машин в салонах не стоит. Не буду я сейчас новые покупать.
– Хорошая новость заключается в том, что милому они все равно не нужны, на складе валяются. И мы можем их тебе установить бесплатно! Пригодится.
– Это совсем другой разговор, – обрадовалась я. Дают – бери, бьют – беги! Но зная, что бесплатно – всегда дороже, решила уточнить: – А ты таким способом не отступные ли себе готовишь?
Все-таки триста тысяч евро – это тоже деньги.
– Если честно, то да… Можешь приехать? Мне кажется, я схожу с ума! Не понимаю, что происходит…
Я несказанно обрадовалась халяве. Ведь мои клиенты постоянно мучаются двумя вопросами: «что бы такого съесть, чтоб похудеть» и «как бы так из…ся, чтобы всех на…ть». Танюшин гроб-релакс – как раз для тех, кто сначала издевается над собой и своим здоровьем, зарабатывая бабло и мучаясь стрессами, а потом заработанное спускает на всевозможные примочки, чтобы вернуть здоровье. Они работают вахтенным методом, косят бабки, распихивают их по банкам, а потом вымаливают индульгенцию – едут в Гималаи отмывать грехи и строят церкви.
Я схватила пару трусов, в цветочек и в клубничку, чтобы порадовать романтичную Танину натуру.
Она встретила меня в дверях, прижимая к лицу своего шпица, которому, по-моему, уже настолько все окружающее по фиг, что он превратился в мягкую игрушку.
– Привет, милая! – она поцеловала меня, не убирая собаку.
– Что мы имеем?
Таня не захотела разговаривать в гостиной, а повела меня на крышу, на летнюю веранду, обогреваемую газовыми горелками, где мы уселись в удобные гамаки. Она нервно покрутила головой в разные стороны в поисках спрятанных шпионов. Шпиц не шелохнувшись сидел у нее на руках.
– Я схожу с ума! Не знала, что такое возможно! Цвейг говорил, что для того чтобы изменить жизнь женщины, достаточно 24 часов.
– Так?
– Я… я… в общем, я сплю с Мариной. И мне… мне это очень нравится. Больше чем с мужем, понимаешь? – шепотом сказал она.
От подобной откровенности Таня покраснела.
– Все так странно случилось. Милый привел ее домой, потому что ему сказал сделать это его духовный наставник, мол, это будет очень полезно для мужского здоровья и для нашего брака. Во-первых, это расширение ответственности, ты заботишься не об одном человеке, а о двух сразу. Во-вторых, это учит не ревновать, ты становишься более свободным. А в-третьих, что самое главное, обмен энергиями с молодой девушкой – это обновление организма и повышение потенции. Натуральное омоложение.
– Круто, конечно, они все придумали, вот только у нас в стране запрещено многоженство, и при этом от ревности он сам избавляться не собирается, устраивая тебе истерики по телефону! Он тебя от ревности избавляет. Хитрожопый.
– Ты не представляешь, как это было ужасно!
– Представляю!
– Мы занимались любовью втроем, он наслаждался, она веселилась, а я потом полночи плакала, – Таня ласково гладила шпица, застывшего у нее груди. – Милый снимал все это на камеру, а вечерами мы просматривали эти фильмы.
– И сколько этот экспириенс уже длится?
– Почти пять месяцев! Дело в том, что секс в этой ситуации – не самое страшное. Самое страшное – совместный быт. Он приходит, и мы по очереди его целуем. Кино смотрим, лежим вокруг него по бокам. Он нам двоим покупает подарки, и мы вместе ездим по магазинам. Понимаешь, какой абсурд?
– Я думаю, если ты его убьешь, суд тебя оправдает.
– Нет, не его. Вся злость идет на нее. Постоянная конкуренция. Тут не ревность, а именно конкурентная борьба.
– Н-н-да, муженек у тебя изобретатель, а может, ну его?
– Все было бы ужасно, если бы не было еще ужаснее. – Таня пересела на мой гамак и чуть ли не вплотную прижалась к уху. – Один раз утром, когда милый ушел, она пришла ко мне в ванну и давай меня мыть, я такая уже усталая от этих игрушек, что сдалась и даже не выгнала ее. А она меня мыла, мыла, потом хоп и просто, понимаешь, отымела меня…
– Ха-а-а! – я не смогла удержаться.
– …Вибратором! – опустила глаза Таня. – И мне это больше понравилось, чем с мужем. Вот в чем весь ужас.
– А откуда он эту мастерицу взял?
– Не знаю, видно, учитель ее и нашел. Она вообще странная. Поит милого сырыми яйцами, настойками из лука и сельдерея, а масло ростков пшеницы дает запивать красным сухим вином.
– Так, может, она и тебе какого-нибудь зелья нашаманила?
– Может, но от этого ситуация не меняется. Мне с ней в постели лучше, чем с милым, и это факт. Я теперь не его ревную, я ее. Милого, конечно, я люблю, он мне очень родной, единственный. На секса хочу только с ней.
– Круто. Приплыли!
– Но есть небольшие полюсы жизни втроем… Недавно Марина себя плохо чувствовала, и поэтому мы пропустили ненавистные мной теннисные поединки с друзьями милого. Ведь у нас семья, и мы должны друг о друге заботиться. А больному человеку нужно внимание! Сейчас я тебе кое-что покажу! Восхитительно!
Она вскочила и исчезла в дверях, задев ветровые колокольчики!
Я раскачивалась в гамаке и не могла опомниться от услышанного. Можно лишь воскликнуть слова Сократа: «Я знаю только то, что ничего не знаю!» И не понимаю вдобавок!
– Вот! – моя сияющая счастьем, как новогодняя елка, подружка бережно положила мне на колени огромный фотоальбом.
Я курила и листала страницы, осуждая и одновременно завидуя.
– У-у-ух! «Кама Сутра» отдыхает! Кто это снимал?
Яркие фотографии манили своей эротичностью, здесь очевидно поработал профессионал. В «домашнем» альбоме имели место и гинекологические подробности, и сексуальные сцены.
Очень часто возбуждает не то, что уже обнажено, а то, что начинает обнажаться, не то, что уже пылает от страсти, а то, что начинает возбуждаться, не сам момент сладострастного оргазма, а миг его предвкушения. Три, казалось бы, обыкновенных человеческих тела смотрелись как музейные статуи: изящно, совершенно, божественно. Я пленилась натуральностью позиций, изысканностью чувственности в мимике, подлинностью переживаемых моделями ощущений, это была настоящая эротика. Это искусство. Не высосанное из пальца ради славы и денег, а шедевр искренности, отражение чувств.
– Кто это снимал? – повторила я вопрос, пепел с сигареты упал на юбку.
Я не могла оторваться от альбома. Наша с Сержем самая эротичная фотография – запечатленная с помощью мобильного моя утренняя задница, торчащая из-под одеяла.
– Голубой фотограф! Он кокетничал с милым, это было так занятно! – Танька лукаво улыбалась.
– А она красивая, эта ваша, как сказать?.. Подружка!
– Ад она просто чудо! Хочешь посмотреть?
– Еще бы!
Через несколько минут на веранде появилась девочка. Ребенку от силы было семнадцать лет. Чистые голубые глаза, светло-русые густые волосы, осиная талия и упругая грудь. Существо как у себя дома развалилось в гамаке, отпило из Таниной чашки и приступило к погрызанию семечек. Демонстрируя навыки мелкой моторики, существо бросало очистки в пепельницу, лязгая зубами. У меня пропал дар речи. Таня суетливо подливала ромашковый чай. Не переставая грызть, существо внезапно обратилось ко мне.
– Мне Танечка говорила, у тебя салон красоты, можно мне карту скидочную?
Наглость – второе счастье.
– Скромность, говорят, украшает женщин!
– Так дашь карту? – существо совсем не обиделось на мой оскал, что заставило меня выглядеть глуповато в собственных глазах.
А может, она не наглая, а просто настойчивая?
– Внизу в сумке лежит. Буду уходить, отдам.
– Спасибо! – Лолита улыбнулась во весь рот, сверкнув застрявшей в зубах черной шелухой, и продолжала хомячить.
– Правда, Танюша красавица? – снова обратилась она ко мне.
– Ну, да! – удивленно ответила я.
– Ты тоже очень красивая, но у тебя нет улыбки. Ну, внутренней улыбки. Видимо, Лолита взяла на себя полномочия просканировать меня. От неожиданности я спросила:
– И что мне теперь, повеситься?!
– Хи-хи! Не, не надо! – серьезно ответила она. – Но ты же любишь, когда тебе люди улыбаются? А себе не улыбаешься.
– Я что, как гуинплен, должна ходить и лыбиться? Это, по-моему, уже отклонения в нервной системе.
– Не-а! Я про другое! Про внутреннюю улыбку. Ты вот знаешь, как расположены твои органы? Ты небось думаешь о них только тогда, когда что-то болит…
– И что?

Добавлено (2008-07-18, 10:41 Am)
---------------------------------------------
Я начинала закипать. Какого черта это существо обвиняет меня в незнании анатомии?
– Когда знаешь, где расположен беспокоящий тебя орган, представляешь его и улыбаешься ему, а он улыбается в ответ. Таким образом тело оздоравливается. Глаза начинают блестеть. Красота – это здоровье…
Пепельница была переполнена очистками, а существо все продолжало насыщаться.
– Тело – храм души, – блаженно пропела Таня.
– Философия сплошная! – окатила я. – Ладно, мне пора.
– А поулыбаться? – смеялась Таня.
– Проводи меня! И давай договоримся насчет склепов.
– Девочки! Давайте сядем в лотос и чуть-чуть поулыбаемся себе! – Лолита перестала наконец поедать семечки, в ее голосе звучала просьба.
Какая я ей на хрен девочка?! Ну, если только морально.
Свои длинные ножищи, начинающиеся там, где у меня заканчиваются уши, Лолита закрутила в узел и села на него. Таня тоже приняла позу «лотос», скрестив ноги и выпрямив спину.
Я с неохотой поддержала затею. Мы сидели с закрытыми глазами, следили за своим дыханием, пытаясь сделать его равномерным, плавным и глубоким. Коленки затекли сразу, спина все время хотела ссутулиться. Дышать так, чтобы живот выпячивался вперед при вдохе, а не при выдохе, у меня так и не получилось.
Мне надоело, и я открыла глаза, но наша смотрящая просекла маневр и протянула мне шарф – завязать глаза. Я почему-то послушалась. Лолита затеяла игру: называла какой-нибудь орган и говорила, где он находится. От нас требовалось представить этот орган и как бы улыбнуться ему всеми позитивными струнками души. Вместо органов в моей памяти всплывали, как слайд-шоу, интимные фотографии Танюши. Вместо того чтобы представлять свою печень, я визуализировала Танькину грудь – маленькую, как у подростка, изящную, с крепкими острыми розовыми сосками. Вместо шишковидной железы – даже не знала, что у меня такая имеется – мне вообразилась фотография, где Лолита в душе в мокрой просвечивающей рубашке ласкает фаллос, а ее упругие ягодицы отражаются в зеркале напротив. «О чем ты думаешь, извращенка???»
Тем временем наша групповая медитация подошла к концу. Улыбнуться себе у меня так и не получилось (все из-за Танькиной груди!), но зато первый раз за сегодняшний день захотелось есть.
Лолита-Марина быстро спроворила салатик из грибов и орехов с маслом миндаля и авокадо. Несовместимая, казалось бы, смесь продуктов оказалась весьма вкусной. Я поедала добавку, как Марина неловко повернулась и вылила на м


Я молодею и хорошею! Люблю и любима! Моя популярность танцовщицы, организатора и тренера растёт!Я легко достигаю успеха во всём и богатею во благо всем! Мне всегда везёт !
 
LunaДата: Пятница, 2008-07-18, 10:02 AM | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 12617
Репутация: 28
Статус: Offline
Quote (Счастливая)
Марселина! Вот странное это дело...Вы пишете отзывы касательно любых тем и подтем, а вот книгу "Декаданс" как бы игнорируете....
Она относится именно теме Женская энергия, и в ней описано становление женщины.

В этом нет ничего странного, поскольку я ее копирую и распечатываю не читая. biggrin Буду читать ее когда вся соберется biggrin Тема в книге действительно важная, однако, на сегодняшний день я уже читаю сразу 3 книги biggrin Как закончу их, тогда перейду к следующим. biggrin Вопрос разззззвития женской энергии и женственности для меня актуальный, равно как и развитие доверия, поэтому на сегодняшний день я собираю информацию по этим вопросам, а потом окунусь в них biggrin


Все события свои любовью освещаю
И людей вокруг себя всех благословляю!
www.riga-luna.narod.ru
 
СчастливаяДата: Воскресенье, 2008-07-20, 4:04 PM | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 1383
Репутация: 6
Статус: Offline
Quote (Luna)
В этом нет ничего странного, поскольку я ее копирую и распечатываю не читая. biggrin Буду читать ее когда вся соберется

Понятно)))) biggrin

Продолжение книги "Декаданс".............

Лолита-Марина быстро спроворила салатик из грибов и орехов с маслом миндаля и авокадо. Несовместимая, казалось бы, смесь продуктов оказалась весьма вкусной. Я поедала добавку, как Марина неловко повернулась и вылила на меня чашку чая.
– Фак! Это же Ungaro!
– Ничего, ничего, сейчас застираем, и все. Быстро высохнет! – не собираясь извиняться, сказала она. – Снимай быстрее!
Я начала снимать кофту, но в узком воротнике запутался кулон с моим именем на санскрите – подарок Сержа на прошлое Восьмое марта. Молодец все-таки у меня муж, всегда дарил классные подарки. Марина бросилась помогать и внезапно провела кончиками пальцев по моим плечам. Мягкая ладонь осторожно ощупывала мою грудь. Я оторопела, не зная, как реагировать. Освободив наконец меня от кофты, она лукаво посмотрела мне в глаза и двумя пальцами сжала мой правый сосок. Второй рукой убрала волосы, чуть прикасаясь к лицу.
Я дернулась и окаменела. Сглотнула слюну. Гадкая физиология – соски покорно окрепли. Детские игрища взрослых дамочек. Почему человек – такое плотское, тупое, запрограммированное существо? Почему я так не возбуждалась, когда то же самое делал мой муж? Или он так не делал? Мозг ретировался, отказавшись контролировать ситуацию.
– Какая у тебя шикарная грудь! Зачем ты ее прячешь под этот скафандр?
Мне нечего ответить.
– Такую красивую грудь надо показывать! – она ласкает обе груди, нежно сдавливая их, нажимая на соски. – Ой, какая она красивая. Такие большие соски. Под них нужно огромное декольте! Нет, лучше голой! Почему люди не ходят голыми?
Марина высунула язычок и, не отрывая глаз от моих, простонала:
– Можно, я ее поцелую? Она прекрасна!
Я бы не успела ответить, даже если бы захотела отказаться. Ее язык щекотал возбужденные набухшие соски, зубки нежно покусывали грудь. Боже, что я делаю? Это же абсурд. Стыдно! Я собралась оттолкнуть ее от себя, но вместо жеста отказа пальцы вцепились в ее волосы и прижали голову сильнее.
В конце концов, что страшного в том, что девочка целует мою грудь?
Таня подскочила ко мне и, помогая Марине, расстегнула лифчик. Ее руки ласкали мою спину, поясницу, массировали шею, пальцы проникли под волосы. По коже пробежали мурашки.
– Какая у тебя бархатная кожа! Я хочу тебя! – Марина отдала меня в объятия Тани, и губы обжег глубокий влажный поцелуй. Наглый язычок скользил по моему небу.
Таня мгновенно разделась, положила меня на стол и прижалась своей упругой грудью к моей, заскользила по моему телу. Я чувствую ее острые твердые соски, ощущаю ее аромат. Волосы щекотят кожу.
– А-а-ах!
– У тебя такой милый животик! Она скользит острым языком по моему животу, руки все больше возбуждают грудь. Кажется, она читает мои мысли, ее движения опережают мои желания. Я продолжаю стонать. Ее руки скользят по телу, ублажают каждую клеточку кожи, каждую родинку, каждую впадинку. Страстный дерзкий поцелуй Тани доводит меня до пика. Я закрываю глаза… А-а-а!
Марина широко раздвигает мои ноги и влажными губами целует кончики пальцев.
– Ты носишь трусики! Ужасно! Красавица, они больше тебе не понадобятся!
Она ловко стягивает с меня маленький кусочек ткани вместе с юбкой. Я лежу на столе совершенно голая, раскинув ноги, как в гинекологическом кресле, и прогнувшись, возбуждение захлестывает меня.
– Ты божественная!
Таня целует мою грудь, Марина гладит бедра. Мурашки бегут по всему телу.
Опытные пальцы раздвигают набухшие, мечтающие о ласке нижние губы, пальчики жадно суетятся, глубоко проникая внутрь меня. К ним присоединяется горячий влажный язычок, я даже не могу вспомнить, за сколько лет сейчас испытаю блаженство.
Я мечтаю раствориться в этом состоянии, отдаться ему, стать им. Тело овладело мозгом, возбуждение правит балом моих эмоций. Почему я не делала этого раньше? Почему отказывала себе? Почему я раньше не становилась такой влажной, текучей, почему раньше не истекала женской жидкостью удовольствия?
– Да, д-а-а, д-а-а!
Боже, я никогда не разговаривала в постели!
– Ты должна видеть себя, ты прекрасна!
Серж никогда не говорил мне таких слов.
Но почему? Ведь именно они и являются афродезиаками. А не «эти титечки» или «твоя жопка»! Сейчас я готова отдаться полностью этой незнакомой девице, я хочу, чтобы она взяла меня, овладела мной, сделала все, что захочет. Наслаждалась мной. Брала меня снова и снова. Она подкупила меня, и я доверилась ей.
– Какая ты сладкая! Из тебя так приятно пить, – она убирает губы, оставив внутри меня дерзкие пальчики.
Таня бережно наклоняется, чтобы попробовать меня. Марина одной рукой удовлетворяет мою, как выяснилось, ненасытную плоть, а второй ласкает Таню.
– Пойдем! – лукаво призывает моя совратительница, мы с Таней покорно следуем за ней. Три обнаженных возбужденных тела останавливаются перед огромным зеркалом, отражающим нашу порочную наготу.
– Смотри, ты рождена для любви! Твое тело живет для удовольствий! Ноги предназначены для того, что их ласкали, грудь – для того, чтобы ей восхищались, ягодицы – для того, чтобы возбуждать, а глаза – для того, чтобы видеть наслаждение.
Они гладят мое тело. Таня кладет меня на диван перед зеркалом, целует, снова запускает пальцы в меня. Они так глубоко… Боль, граничащая с наслаждением, порочность и чистота. Нежность и безумие.
Во всем этом какая-то нереальность происходящего. Марина исчезает и тут же возвращается с огромным, нечеловеческих размеров вибратором.
– Я выбираю безопасный секс! – сквозь стоны лепечу я.
Покорно натянув на орудие презерватив, Таня в который раз погружает в меня свои пальчики и сразу достает до заветного места, которое всю нашу семейную жизнь пытался найти Серж, но так и смог. Это точка наивысшего возбуждения. Я вьюсь на диване, как уж на сковородке, не отпуская Танину грудь. Боже, как прекрасно женское тело! Марина вводит агрегат в меня, медленно и плавно надавливая, вращая, то ускоряя, то замедляя ритм, меняя глубину. Мои бедра двигаются навстречу, я дерзко напрыгиваю на огромный вибратор.
– Не двигайся, просто получай наслаждение!
Я покорно останавливаюсь, слушаюсь. Я уже доверяю ей целиком. Она знает меня лучше, чем я сама.
А-а-а! А-а-а!
Я чувствую свою влажность, аромат женской кожи, нежность, трепетность прикосновений. А-а-а-а! Коленки трясутся, я вся дрожу, не могу сдерживать крик. Крик из глубины удовольствия, из настоящей страсти, из женской сути, из глубинной потребности быть желанной! Быть женщиной!
Оргазм – возможно, это он. Я лежу, не в силах свести широко раздвинутые ноги, слышу свое быстрое дыхание, сердце готово выскочить из груди. Невозможно открыть глаза. Нет сил… И не хочется.
Я не думала, что так может быть.
Наверное, только женщина знает, как доставить удовольствие другой. Только женщина может обнаружить тайные места, точки возбуждения и зоны максимального наслаждения.
Однажды на серфе я попала в шторм, не среагировала вовремя и была поймана волной. Она крутила меня, опускала на дно, поднимала на поверхность, она владела моим телом, сознанием, и в какой-то момент от страха и безысходности я сдалась и перестала бултыхаться. И вдруг ставшие нежными прикосновения волны выпустили меня, выкинув на берег. Волна накрыла с головой, невозможность справиться со стихией заставила расслабиться. Не надо сопротивляться возбуждению, главное – вовремя ему сдаться.
Мы попиваем шалфейную настойку, лежа голые в бассейне.
– Жить нужно в кайф! – мурчит Марина.
Сегодня я по-настоящему, на собственной шкуре, поняла, что такое сексуальное удовлетворение. Выражение «взяла за яйца», которое употребляют относительно мужчин, потерявших голову от любовниц, означает, что женщина удовлетворила его по полной и тем самым привязала к себе. Подсадила на себя, как на наркотик, сделала его зависимым. Ты можешь быть глупой прыщавой нескладехой, но если в искусстве секса тебе нет равных, ты получишь от жизни все, что хочешь. «На чужом х… в рай въехала», говорят про тех особ, что «взяли за яйца» мужчин.
– Н-н-да, хороший левак укрепляет брак! – бросаю я Тане.
– Да, только качественный! – улыбается она. – И плюс ко всему законный. То есть принятый обоими партнерами.
– Я, Танюш, если честно, все четыре года нашего общения считала тебя монашкой-затворницей. Такой правильной-правильной, скромной-скромной, тихой-тихой! Я в шоке!
В тихом омуте!.. – лукаво улыбается прелестная нимфетка. – Я к ней несколько месяцев клинья подбивала. Она, знаешь, как перевернутая черепашка, ляжет под своего милого, замрет и тихо стонет, а он там, бедный, корячится. А минет она делает, как эскимо лижет, сосет только кончик… Пока не рассосется, до остального не притронется.
– Ну хватит меня смущать! – кокетничает Таня. – И откуда мне знать, чем мужской член отличается от эскимо?
– Ой, ладно тебе! Помнишь, как ты изображая страсть, стонала с таким серьезным лицом? Очень хотелось тебе посоветовать сперва решить твою проблему, а потом уже в постель идти.
– Ну, пожалуйста! – взмолилась Таня. – Я лучше сама расскажу. У меня реакция такая странная, когда милый в меня входит, в туалет хочется, пока схожу, пока вернусь, он уже сдал позиции. А теперь у меня ты есть, на разогреве!
Они радостно обнялись.
Прекрасная моя обольстительница выскользнула из воды и направилась к аудиосистеме. Громкий звук инструментальной музыки ударил по ушам, эхом отражаясь от воды.
– Потанцуем!
Вторая русалка резво выпрыгнула из бассейна, и два голых тела слились в танце. Они соединялись, расходились, снова сплетались в объятиях. Это было похоже на танец сказочных фей, эфирных, невесомых, обольстительных. Я с восхищением наблюдаю за их распущенностью – не развратной, но женственной! За их грацией – естественной, не вульгарной, манящей. Простота и непринужденность движений. Я так не умею.
Вылезаю из воды и понимаю, что не могу к ним присоединиться: у меня не получится так спонтанно и эротично двигаться. Я снова осознаю себя куском зачерствевшей каменной глыбы. Что-то срочно нужно сделать, чтобы превратить себя в текучую женственную глину. Иду одеваться.
– Мне пора!
– Жалко! – искренне расстроилась Лолита. – Только трусняки и насисьники не надевай.
– Слушай ее, – поддержала Таня. – Особый шарм есть в том, когда ты чувствуешь себя голой среди людей.
Хорошо, что я успела одеться, общий милый вернулся в гарем. Барышни нагишом встретили его и, визжа от радости, бросились ему на шею. Семейка эта выглядела вполне счастливой и довольной жизнью. Я мысленно благословила их и поспешила удалиться.
А милый молчит, ни слова о Серже. Видел небось его с новой теткой. Вот она, мужская солидарность. Он уже закрывал за мной тяжелую дверь и вдруг изменился в лице, размяк.
– Слушай, вернись домой, а? Может, хватит? Проучила! Мужик без тебя погибает!
Я натянуто улыбнулась. Такой погибнет, как же. Жди! Мой Серж не пропадет.
– Рада была увидеться. Пока! – включила я игнор, запрыгнула в машину и нажала на газ…
Чувствую себя очень уставшей. Вымотанной, будто мешки с углем разгружала. Непонятности в жизни отнимают много сил. Когда я чего-то не понимаю, это висит надо мной, как домашнее задание по математике, и требует срочного решения. Не для того, чтобы получить пять – для того, чтобы понять.
«Отдышаться» я решила за столиком маленькой неприметной кафешки. Пить кофе у окна, разглядывая пешеходов, я приучилась в Париже. С Сержем у нас была традиция каждый год, в апреле, ездить во Францию. Париж в это время цветет, мы сидим в кафешке, неторопливо потягиваем белое вино и обсуждаем проходящих мимо людей.
Как просто и удобно жить, когда твоя жизнь распланирована, когда ты знаешь, что будет в следующем апреле, июле, октябре… А сейчас я не знаю даже того, что случится завтра.
Лениво перемешивая кофе, вспоминаю события сегодняшнего дня. Оказывается, хороший секс очень даже возможен без любви. А что такое любовь? Наверное, это чувство, следствием которого является полное растворение в объекте любви. Этот объект для тебя – как твоя правая рука, ведь ты не сгораешь от страсти и вожделения, глядя на нее, но в то же время представить себя без нее не можешь. Получается, секс совершенно ни при чем. Секс возможен без любви – я же не люблю Таню или Марину так, как Сержа. Для секса необходимо влечение и чувствование. Влечение пробуждает в тебе некий объект, чувствование находится в тебе самой.

Добавлено (2008-07-20, 5:02 Pm)
---------------------------------------------
Глава 7
КАРМА
[1 - В индийской религии и философии – закон возмещения, по которому в соответствии с суммой добрых и злых деяний живому существу предопределяется судьба в последующих перевоплощениях. (Прим. авт.)], БЛИН!
Не пью, не курю, занимаюсь спортом, люблю детей, животных, вкусно готовлю, фигура 90x60x90, груде 4-го размера, глаза голубые, волосы светлые до лопаток, знаю три языка, Красный диплом.
Помогите советом: как мне жите? Живу в коммуналке, любимый муж алкоголик и импотент, мама инвалид, папа недавно сделался трансвеститом…
– Дорогуша, да у вас просто карма такая!
On-line консультация психолога-сексопатолога

Едкий дым разъедает глаза. Огонь затухает. Кое-где редкие языки пламени еще вспыхивают синим цветом, черные обуглившиеся стены внушают ужас. Перекликаются пожарные. Рассвет пробивается сквозь темное неприветливое небо. Сыро, мокро и влажно. Это второй рассвет в моей жизни, который я встречаю не в постели.
Первый раз мы сидели в обнимку у реки. Было туманно и промозгло, но холода я не чувствовала. Серж крепко обнимал меня, зачем-то тер ладонями мои уши, целовал. Мне было очень хорошо, блаженно. Это, наверное, и было счастье?
Сейчас тоже рассвет и тоже сыро. Я стою, закутавшись в плащ, натянутый на ночнушку. Холодно, но совсем не счастливо. Никотин уже не лезет в легкие, лимит их терпения исчерпан. Заканчивает гореть трехэтажное здание моего первого центра красоты и головного офиса. Все данные в компьютерах, бумаги, техника, ремонт, сделанный два месяца назад… Все, что нажито непосильным трудом, сгорело.
Почему не сработала система пожарной безопасности? Потому что на ней сэкономили, потому что пожарники согласились на отступные и не потрудились проверить систему. Почему огонь успел так быстро разбушеваться и поглотить все здание? Потому что к нему было не подступиться из-за припаркованных машин. Вертолеты у нас тоже быстро не летают…
Несмотря на ранний час, собралась толпа любопытных. Телевидение приперлось. Почему люди так любят наблюдать «жопу жизни» других? Почему, когда тебе хорошо, никто не фотографирует тебя и не задает вопросы?
Жалко, очень жалко себя. Говорят, жалость унижает сильных. Я не сильная, я слабая, маленькая, беззащитная. Я – комок слез, застрявший в горле, я – боль, затаившаяся в сердце, я – страх, обволакивающий внутренности, я – кислота обиды, выпитая залпом. Я жалею себя. Если бы я могла себя обнять! Если бы я могла себя согреть! Я не могу помочь себе. Могу только жалеть, жалеть, жалеть…
Стою одна напротив своего любимого здания, одна посреди толпы любопытных зевак. Почему я одна? Почему Сержа нет со мной? Почему единственного в этом мире близкого человека нет рядом?
Потому что ты послала его, дура, отвечаю сама себе и смеюсь. Вдруг ни с того ни с сего смеюсь. Через боль, обиду, непонимание, что делать дальше и как со всем этим справиться в одиночку, пробивается смех. Истерический, больной, злой смех.
Или это он послал меня?
Несмотря на все свои потуги простить его, я так и не смогла, наверное, этого сделать. Простить, позвонить ради чего? Ради того, чтобы наше завтра было такое же, как наше вчера? Он врал мне, когда спал с другой, а я врала ему, выдавая семейную рутинную физкультуру за эротическое блаженство.
– Все! Расквитались! – ко мне подходит, утирая лоб, пожарный. – Можно проходить.
Вместо ответа прикуриваю еще одну сигарету. Судя по серому покрытому гарью фасаду здания, внутри сгорело все.
– Вы пойдете?
Ноги ватные, они не слушаются меня.
Я боюсь идти туда, я страшно боюсь идти туда одна. Это очень больно – смотреть, как превратилось в пепел то, что ты строила с самого нуля, то, что ты возвела из пустоты, то, чему придала вид, форму, цвет. Все это превратилось в прах. Сгорело заживо. Луша так же пылает на костре боли, и есть только одно желание: безумно хочется, чтобы тебя взяли за руку, обняли и увели отсюда, туда, где нет боли. Туда, где ничего этого нет.
Мне было пять лет, когда я в первый раз строила город будущего на берегу моря в Сочи. Замки, дворцы, дорожки из песка, у меня все было продуманно. Я любила этот город, потому что придумала и сделала его сама. Я достроила последнее здание, церковь с куполом, и поднялась с колен посмотреть на свой новый мир. Я строила целый день, даже не ходила купаться, хотя мне было очень жарко, хотелось пить и затекли ноги. Мой сказочный город возвышался у глади моря, в которой отражались лучи солнца. Но мимо кто-то прошел, прошел не глядя, не думая, не замечая моего города, и наступил на него. Мои здания рассыпались один за другим, несколько неловких шагов великана – и сказочный мир был разрушен до основания. Стерт с берегом. Его больше не было. А я стояла и от боли и шока даже не могла заплакать…
– Извините? Что-что вы сказали?
Бригадир пожарной бригады равнодушно смотрит на меня. У людей едет крыша, когда они теряют что-то очень ценное. Наверное, этот человек привык наблюдать, как люди сходят с ума.
Сказочный мир разрушен. Великан ушел. Ну, вот и все. Снова сгорел мой сказочный мир. Карма, блин!
– Почему вы стали пожарным? – зачем-то спрашиваю я.
– С детства мечтал помогать людям. Заботиться нравится, спасать! – просто говорит он.
– Ага, как гробовщики спасают трупы, так же и вы тушите угольки, еще недавно имеющие ценность…
– Все когда-то заканчивается, разрушается. Жизнь короткая, и на земле все конечно! – не обижаясь, философски изрекает он.
Зачем я задаю эти вопросы? Должно быть, для того чтобы оттянуть время, чтобы не идти в этот морг. В это страшное место, где похоронен мой мир. Мир красоты.
Как в «Титанике», вода льется по стенам тонкими серыми струйками, мигают испорченные лампы. Для полноты картины не хватает только качки. Я смотрю, как на трупы, на обуглившиеся парикмахерские кресла, на обломки шикарной стойки, покореженный гарнитур мягкой мебели. Висевшая на двери моего кабинета золотая табличка с моим именем валяется в углу и издевательски поблескивает.
Это кладбище, кладбище идей. Когда я открывала этот центр красоты, я мечтала о том, как люди будут получать здесь удовольствие, радоваться прекрасным изменениям, происшедшим с ними. Ну почему я поленилась установить качественную систему пожарной защиты? Как я могла сэкономить на охране, установив сигнализацию? А если бы кто-то погиб?
Сквозь потрескавшиеся, покрытые копотью окна смотрю вниз, на улицу. Здесь я проводила ночи и дни, когда сама занималась управлением. С этого места начался мой стремительный старт в бизнесе.
– Здесь лучше не оставаться! – говорит мне пожарник.
– Спасибо… я скоро уйду!
– Распишитесь!
Постепенно подтягиваются мои управляющие, они вылезают из своих машин и начинают обсуждать происшедшее, я вижу это по их оживленной жестикуляции. Дрыхли небось до последнего, оставив меня здесь одну. Им плевать, они не мучались без сна, чтобы придумать, как раздобыть деньги, не напрягались с поиском квалифицированных мастеров, не ломали голову над PR-компанией, не бегали с бумажками по проклятым бюрократическим инстанциям. Они не вникали в процесс, не искали путей и лазеек, не выгадывали лучшее место под новые салоны, не изобретали, как сделать ремонт, какие вводить процедуры, где найти квалифицированных мастеров и солидных клиентов. Они пришли на готовенькое и во время пожара могут спокойно спать. Стражи порядка уже оцепили здание, журналисты бойко бегают с фотоаппаратами. А я стою у окна. Мне больно, обидно и страшно.
Что такое боль? Боль – это сумма неоправданных ожиданий. Ожидания пророчат светлое будущее, они убеждают: если добьешься цели, построишь город мечты, будешь счастлива. Если нет у тебя этого города, если цели твои не достигнуты, то счастья не будет. А жить без счастья априори больно.
Но ведь до сегодняшнего дня был у меня этот город мечты, а счастья не было. Так, значит, без счастья не больно. Без счастья – просто никак.
Предшественник боли – страх, он говорит, что без счастья ты умрешь от боли. Но на самом деле без счастья не больно. Так же как и с ним, собственно. Ведь оно только миг, вспышка в серой тьме повседневной жизни.
Выхожу на улицу.
– Как вы? – шепотом интересуется Маша, управляющая второго салона.
Она не знает, какая гримаса будет смотреться сейчас уместнее на ее ботоксном тюнингованном лице, – то ли улыбка ободрения, то ли грусти, скорби и сострадания. Хочется сказать: Маша, не напрягайся, если бы ты умела разыгрывать шекспировские драмы, ты бы сейчас находилась в своей театральной уборной, а не у сгоревшего салона красоты. А где, интересно, Лана шляется?
– Завтра у меня на даче в 15:00, оповести всех! С ментами разберитесь.
Переговорная ведь тоже сгорела, будем обсуждать проблемы на природе.
Я вышла на улицу. Совсем уже светло, толпа постепенно разбредается. Напротив стоит Катькина машина. Господи, неужели я все-таки не одна? Журналюги окружают меня, как религиозные фанаты, жаждущие осуществить обряд жертвоприношения. Ритуал начался, вопросы сыплются, как магические заклинания.
– Что вы намерены теперь делать?
– Как вы думаете – это диверсия конкурентов?
– В какую сумму можете оценить ущерб?
– Здание было застраховано?
– Вы будете подавать в суд?
На кого? На господа Бога, криво улыбаюсь я. Видимо, в журналисты, как и в пожарники, идут особого сорта люди.
Катькины охранники проталкиваются и дерзко распихивают мой стихийно сформировавшийся фан-клуб. Обступают и, пряча меня за свои каменные плечи, как в кокон, ведут к машине. Я падаю на заднее сиденье. Хочется понять, все уже закончилось или только начинается? Катька протягивает косяк:
– Когда больно, надо смеяться!
Я прижимаюсь к ней, обнимаю ее и плачу, плачу на ее худеньком плече. Она обхватывает меня обеими руками, гладит, как маленькую, по голове.
– Не-на-ви-жу! – тихо шепчу я. – Не-на-ви-жу! – уже громче. – Ненавижу-у-у-у!
Это уже не крик и не плач, это вой раненого зверя. Мы едем.
– Кричи, душа моя! Кричи! – призывает Катя. И начинает орать вместе со мной: – А-а-а! А-а-а! А-а-а!
Водитель останавливает машину. Мы выходим.
– А-а-а! А-а-а! А А-а-а!
Я машу руками, она пытается снова обнять меня, я начинаю лупасить ее. Водитель приносит бутылку «Абсента». Я выпиваю прямо из горла. Хочется, чтобы он, или этот охранник, или Катя ударили меня, ударили сильно, больно, так, чтобы вырубился мозг, потакающий призывам страха, так, чтобы умерла боль, бьющаяся в груди. Ее хочется выплюнуть, выплюнуть и навсегда забыть. Ампутировать. Никогда больше не слушаться ее, не бояться…

Добавлено (2008-07-20, 5:03 Pm)
---------------------------------------------
Глава 8
САМА СЕБЕ И САДО, И МАЗО

Любопытные журналисты расспрашивали Анжелину Джоли:
– Вы такая известная личность, звезда, как вам удается сохранять бесподобную внешность при увлечении садомазохизмом? Неужели вам не страшно, что ваш мужчина изуродует вас?
– Секс, так же как и любые отношения между людьми, – это прежде всего доверие! Я доверяю своему партнеру себя, свое тело, свою душу, и он ни разу не покалечил меня…

Для меня садомазохизм – это извращенный секс с самой собой, это когда ты специально прыгаешь через барьеры там, где их можно обойти, когда ты идешь туда, где заведомо сложнее, и когда ты ставишь перед собой цель, которая, вероятнее всего, недостижима. Я владею потрясающей, просто феноменальной способностью сначала придумывать себе проблемы, а потом их решать. Устав отношения к себе в стиле садо-мазо – это самобичевание, самоунижение, самокритика и самообесценивание. Из запланированных на день двадцати дел, ты сделала девятнадцать, но вместо того чтобы гордиться собой за это, ты ненавидишь себя за то, что не сделала одно. Бить себя плетками злости, щипать себя кусачками недовольства, грызть зубами зависти, тушить об себя окурки неудовлетворенности, – это пожалуйста, это мы можем, легко.
А вот обнимать себя нежностью и заботой, увы, как-то сложнее удается. Я начинаю понимать извращенцев, дающих сто долларов шлюхам за то, что те позволяют им лизать подошвы их туфель. Садомазохизм этих граждан по отношению к себе уже просто иссяк. Они заработали миллионы, но так и не смогли полюбить себя, они вышли за рамки социальных возможностей, но так и не смогли понравиться себе, они добились всего, чего хотели, но вот диагноз их самооценки – неизлечимая импотенция. И теперь им мало самим издеваться над собой, они хотят, чтобы над ними измывались другие. Это безрадостный конец души тех, кто не смог уважать, любить и понимать себя на первой стадии личностного развития. Ведь если ты не уважаешь себя, не принимаешь себя такого, какой ты есть, со всеми своими тараканами, то с годами все сильнее и сильнее будешь себя грызть, и чем больше ты будешь достигать, тем больше будешь себя упрекать. Чем ближе ты будешь к совершенству, тем сильнее будешь недоволен собой!

Я, конечно же, так и не смогла заснуть, приходилось постоянно заливать в свой бензобак горючую жидкость, чтобы не дать мозгу сосредоточиться. Чтобы не дать ему сожрать меня заживо. Чтобы он не заставил меня снова бояться.
Через два часа здесь будет толпа, двенадцать безликих отформатированных персонажей. Заменимых и неважных людей, которых я искренне пыталась понять, но так и не поняла. Эти люди, мои работники, нацепив умные маски менеджерского профессионализма, решают проблемы корпоративного формата строго по графику работы. Они чем-то живут, о чем-то мечтают. Но они так привыкли не показывать своих истинных чувств и эмоций, скрывать, прятать их за гримасу интеллектуальности и светской осведомленности… Они смотрят пустыми стеклянными глазами искусственной радости, улыбаются силиконовыми губами фальшивой нежности. Они свято верят в свою важность и значимость, но никогда не берут на себя ответственности. Это не для хрупких женских плеч. Они молча придут, сядут, разложат свои бумажки, расставят свои сумочки и, чуть приоткрыв рот, будут смотреть мне в глаза в ожидании подробного плана действий по улаживанию сложившийся ситуации. Боже, какой же циничной я стала.
Я открываю ноутбук, чтобы быть в курсе того, как проходят в интернете, в правой колонке свежих сплетней на mail.ru похороны моего мира красоты.
Мои мрачные прогнозы оправдались.
«Империя красоты пошатнулась». «Расследование страшного пожара». «Милиция подозревает конкурентные бои». «Владелица здания отказалась отвечать на вопросы журналистов, с милицией общается ее заместитель».
«Экстремальный персонаж московской бизнес-элиты Сергей Стерский устроил эксклюзивную вечеринку для избранных в Сен-Тропе».
Что? Я не поверила своим глазам, «мышка» сама наехала на жирный заголовок. Он… он… он устраивает вечеринку на похоронах нашей семьи! На похоронах моего бизнеса! Как, как такое может быть? Это невозможно, это просто невозможно, этого не может быть!
По телу пробежал будто электрошок, заболели глаза. Пальцы сжались в кулак, тело немеет. Я смотрела в монитор и словно читала свой смертный приговор.
Шок больнее страха. Шок – это когда ты думаешь, что хуже уже не может быть, а приходит то, что намного хуже, намного больнее. Намного.
Надо выпить, покурить. И съесть каких-нибудь таблеток…

В ворота звонят, домработница открывает дверь. Она молодец, так же как и я, не сомкнула глаз. Тихо ждала, вдруг мне что-то понадобится? Поддерживала меня молча. Душевная. Но мне ничего не надо. Не могу же я попросить принести мне цианистого калия или веревку с мылом? Упрячет в дурку, а мне сейчас туда нельзя, я сейчас должна что-то сделать. Но что?
Все в каком-то тумане. Я плохо различаю лица, как будто я вдруг стала близорукая. Все одинаковые, как тени. Приходится щуриться. Уши заложило, как в самолете, слышишь все через какой-то фильтр, через слово можешь разобрать речь и достроить предложения. Два пишем, четыре в уме… Ха, интересно, три пишем, шесть в уме или восемь? Что там в уме? Ха-ха-ха!
Это смешно… замкнуло… электричество. Смешная проблема!
Чубайс?
Ой, ха-ха-х-а-а, такие длинные розовые уши, она заворачивается в них, когда спит. Чтобы не замерзнуть, ха-ха-а-а, а как ее муж это, это, как его… о трахинимба. С такими ушами? О трахинимба. Тран-таран-тран-таран-тран, таран-тараранн… О-о-о, трахинимба!
Это такой симпатичный зверек, который живет в лесах Амазонии и пукает ароматом «Коко Шанель».
Страхо… претензии… форс… сейф.
Анальные свечи для лечения прыщей в желчном пузыре, как форс… Форс… форсированный курс профилактики, ха-ха-ха!
Сейф.
Помидорный дендрарий для воспроизводства бумажных корабликов.
Что корабликов?
Ну да, корабликов!
Они такие неуклюжие, сморщенные, на них саблезубые пингвины…
Какие пингвины?
//-- *** --//
Возвращение в реальность оказалось еще более губительным для моей психики, чем познавательное путешествие в страну транквилизаторов. А ведь на упаковке было написано «Категорически запрещено принимать препарат с алкоголем»…
Голова сейчас взорвется из-за проклятого телефона. Он звонит прямо в мозг. Нет, я не вылезу из-под одеяла, не вылезу, не вылезу. Я тут в своей скорлупе и вылупляться во вселенную не собираюсь. В ней жутко и отвратительно, в ней невозможно жить.
Мне надо искать новый офис, надо подмазывать пожарников, надо выгрызать страховку у страховиков, надо уладить конфликт в прессе и надо убить Сержа. С чего начнем?
Да, именно убить собственными руками. Ревность? Нет, это не ревность, это злость. Злость. Как он мог устроить пир во время чумы? Ему плевать на мою фригидность к нему. Ему плевать на нашу семью. На наши отношения, строящиеся годами. На наши цели, мечты, нашу близость. Классик сказал, что «отношения между людьми – это неустанная работа души каждый день». Мы по крупицам собирали наш сказочный семейный мир, и вот он превратился в головешку. Он теперь ничто! Как будто его и не было никогда, у него своя жизнь, у меня своя. Проблема секса отпала сама собой, acte charnel, как говорят французы, теперь неактуален для нас. Мы чужие друг другу.
Еще недавно была семья, теперь два чужих человека, которые не считают нужным приглашать друг друга на вечеринки… и на похороны.
Отчаяние. Тридцать три миллиона раз одно и то же отчаяние. Это состояние, когда не знаешь что делать, как думать, как жить. Отчаяние меняет состав крови, производит странную алхимическую реакцию. В жуткой тьме медленно идет трансмутация сознания. Я имею основания подозревать, что эта тьма есть некое новое качество жизни, где за гранью безысходности существует другая реальность. Это возможность жизни без «завтра», только «сейчас». Может это потому, что «завтра» может и не быть, находясь в отчаянии, ты очень тонко чувствуешь это. Может, потому, что «завтра» будет еще хуже. А может, потому, что «сегодня» настолько жуткое, что ты просто не можешь думать о «завтра», у тебя нет сил.

Добавлено (2008-07-20, 5:04 Pm)
---------------------------------------------
Именно в этом отчаянном «сегодня» и рождается уверенное «здесь и сейчас». Я закрываю глаза и говорю себе: «Я умираю!». Я мысленно прощаю всех, кто обидел меня в этой жизни, прошу прощения у тех, кого обидела я. Прощаю сегодняшний день за то, что он принес мне столько отчаяния, и со спокойной душой умираю. Хочется верить, что нет предсказуемого завтра с проблемами «сегодня», есть только новая жизнь, которую каждый день можно оформить с чистого листа…
Спать, спать, спать.
//-- *** --//
– Опохмелись, кикиморка! – звучным эхом бьется в моем мозгу голос Витька. Он сидит рядом со мной на кровати и пытается открыть мой спекшийся рот, чтобы залить туда водки. Романтика, однако.
– И тебе доброе утро! Убери от меня, пожалуйста, эту гадость!
– Хороший продукт, обижаешь! – Витек отпил из бутылки. – Благодари меня вечно! В службе «01» зафиксировали короткое замыкание, в «02» также охотно заверили, что системка пожарной безопасности была в порядке, и к тебе никаких претензий нет. Так что, пупсик, выбирай новое здание, которое прикупишь за страховую капусту. Кто-то на пожарах теряет, а ты приобрела. Целуй меня в десны!
– Здорово, конечно! Но, по-моему, я приобрела шизофрению и паранойю одновременно, – я разговариваю с другом, еле шевеля губами и глазами. Голову поднять невозможно, такое состояние, как будто вчера я послала по известному маршруту чародея-колдуна, а он отомстил.
– Слушай, не ной, а! Все закончилось атлична! – выкрикнул он. – А то, что ты тут негативишь и корчишь из себя жертву, это нормально. В мозгу у каждого есть такой орган, гипоталамус называется, так вот эта хреновня вырабатывает эмоции, клетки организма на эти эмоции подсаживаются и начинают плодиться. И вот новые расплодившиеся клетки живут на той эмоции, которая их породила. Так что в тебе до хрена клеток, которые привыкли хавать страдания, и, когда им очень нужно перекусить, они посылают сигнал в гипоталамус, он вырабатывает для них нужную дозу. Так что поздравляю, подруга, ты подсела на негативчик.
– Слушай, гипоталамус, у меня для твоих опытов сейчас градиент не тот. Давай сюда свою водку!
Витек с готовностью протягивает мне бутылку. А кто его пустил вообще в мою спальню? Он что, ухитрился обаять и домработницу, и охрану?
Мерзкая жидкость полилась в кровь, я чувствую каждую клеточку тела, голова начинает соображать и приподнимается с подушки.
– Бизнес-элита в Сен-Тропе! Что ты на это скажешь?
– Ха-ха, ха-ха, ха-ха, – Витек заваливается на кровать, смешно дрыгая ногами. – Твой Серж, сцуко, жжот! Ну это хорошо! Это его слабость выплюнулась. Досаждает тебе, гадине, сбежавшей из гнезда и отказавшейся от заключения мира.
– А по-моему, он там просто хорошо время проводит, а про меня уже забыл. Есть жена, нет жены….
Да он там кал мечет стопудово. Весь извелся. Это нормально, я бы так же поступил. Привлекает к себе внимание, посмотри, телка, какой я козырный, а ты дуркуешь! Давай быстрей, а то уведут! – Витек запрыгал по комнате, изображая этюд «Мысли Сержа». – Павлин-мавлин растопырил хвост и ждет реакции самки. Самка сперва среагировала правильно – взбесилась, приревновала, теперь по логике вещей должна припереться домой, устроить истерику и сдаться. Эта для тебя затравка! Короче, замануха!
– Где сдаваться, в Сен-Тропе, что ли, вот гад, мы хотели вместе туда поехать! – я приподнимаюсь на кровати еще больше и смотрю на часы.
Электронное табло высвечивает дату. О ужас, два дня в отключке. Это почти клиническая смерть. Вот это я поспала!
– Короче, телка, проснись и пой, нужной реакции он не получит. У меня тут проектик один выгорел, надо тебе развеяться.
– Звучит устрашающе!
Тут кино очередное собираются снимать, сюжет для свеклогрызов [2 - Свеклогрызы – лохи, любящие то, что распиарено и считается модным. Грызть свеклу – мечтать о том, чтобы попасть на Рублевку, купить именных шмоток, шляться по закрытым клубам и ездить в Куршевель. (Прим. авт.)], бюджет от клюквокрылов [3 - Клюквокрылы – те, кто придумывает моду для свеклогрызов и тем самым удовлетворяет самооценку, глумясь над слабыми мира сего, хотя на самом деле они такие же, только богаче. (Прим. авт.)], половина актеров хороших, половина звезд не убитого в зародыше шоу-бизнеса, решивших себя попробовать в кинематографе. В общем, все как всегда, – Витек открыл окно нараспашку, прикурил две сигареты одновременно во рту и одну любезно запихнул мне в рот.
– А мне-то что делать среди тех, кто пиарит или хочет распиариться? Получится очередная хрень про нашу позор


Я молодею и хорошею! Люблю и любима! Моя популярность танцовщицы, организатора и тренера растёт!Я легко достигаю успеха во всём и богатею во благо всем! Мне всегда везёт !

Сообщение отредактировал Счастливая - Воскресенье, 2008-07-20, 4:01 PM
 
LunaДата: Воскресенье, 2008-07-20, 5:29 PM | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 12617
Репутация: 28
Статус: Offline
Quote (Счастливая)
Продолжение книги "Декаданс".............

благо дарю, скопировала, правда распечатать не получилось- бумага кончилась biggrin biggrin biggrin


Все события свои любовью освещаю
И людей вокруг себя всех благословляю!
www.riga-luna.narod.ru
 
СчастливаяДата: Вторник, 2008-07-22, 3:47 PM | Сообщение # 31
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 1383
Репутация: 6
Статус: Offline
– А мне-то что делать среди тех, кто пиарит или хочет распиариться? Получится очередная хрень про нашу позорную элиту для еще более позорной публики, что мечтает в эту элиту попасть. Все небось будет упакованное продакт-плейсментом и фразочками из интернета.
– А тебе-то что, зато движухи будет до фига, реклама, презентации. Отвлечешься, прикольнешься, – парировал замутчик.
– Нет уж, увольте, я эти киношки даже смотреть не могу!
– А тебя никто и не просит их смотреть, в них надо сниматься. Чукча не читатель! Я тебя рекомендовал как лучшую актрису, на роль соблазнительницы главного героя! Эротика, круто!
– Слушай, а ведь идиотом быть сложно, да? – рассверипела я и бросила в Витька подушкой.
У меня сгорел головной офис, муж, с которым я все время думаю как поступить, развлекается в Сен-Тропе. А этот мне предлагает сняться в эротической роли!
– Может, ты меня еще в порнуху по блату устроишь?
Витек поднял брови, свел губки бантиком и задумчиво изрек:
– Не, дорогая, извини, тебя туда не возьмут, грудь маленькая, гы-гы! А тут все наши эстрадные дилетанты, бездарные уебанцы платят за то, чтобы их поснимали, а тебе я выбил штукарь в день. Так что не жалуйся, в порнухе, кстати, так не платят! – Витек обиделся, насупился и прикурил еще одну сигарету.
– А что ты им сказал про меня? Монашка-девственница практикует эротические съемки?
– Дубина. Не быть тебе пиарщицей. Сказал практически правду, что ты гламурная светская львица, широко известная в узких кругах, крутая бизнес-вумен, снималась в Америке и всякое, всякое.
– Очень, конечно, замечательно, но если ты еще раз назовешь меня гламурной львицей, я буду звать тебя ласково «импотент»! И в кино я не разу в жизни не снималась!
Витек явно наврал продюсерам в десять раз больше, чем говорит. Он всегда уверенно отстаивает свое вранье, считая, что не врет, а лишь приукрашивает. Шоколад – это хорошо, но шоколада много, а обертки и цены разные. Москва такой город – здесь все стоит ровно столько, сколько решит продавец. А Витек умеет подбирать красивые фантики и ставить ценники.
– Зато в Америке ты много раз была, и ваше семейное кино про Гранд-Каньон очень даже впечатляет!
Не знаю, что на меня нашло, но после этой фразы я зарыдала. Наше романтическое путешествие по Гранд-Каньону на фоне неописуемой красоты природы, водопадов, песка, гор мы с Сержом снимали на камеру, а потом в студии нам смонтировали фильм, наложив видеоряд на музыку. На Каньоне мы с Сержем занимались сексом, купались в водопаде, сплавлялись по красно-бурой Колорадо на надувных плотах. Там мы клялись друг другу в вечной любви и закопали в песках наш краеугольный камень счастья. Мы решили, что когда нам будет по семьдесят, мы приедем сюда с внуками и выкопаем его, чтобы показать им нашу гордость.
Идеалисты, мечтатели, сентименталыцики-идиоты… Камень уже давно сдуло ветром, как и наше семейное счастье.
***
Эмоциональный мусор загрязняет экологию души, она похожа на жертву Чернобыля. Голая, черная, холодная, больная – она испорчена негативными мыслями, эмоциями, надуманными страстями, мыльными операми фантазии, которые изо дня в день пережевываются, словно мозговая жвачка. Мне нравится жевать – а вдруг не получится задуманное? А что они обо мне подумают? А чем все это может кончиться? Или я не такая… Классическая мятная резинка – все не так, как мне хотелось бы. На планете моей души часто случаются тайфуны, стихийные бедствия, землетрясения, и все это потому, что душа устала оттого, что я ее не замечаю, оттого, что не знаю себя и, что очень важно, не знаю своих возможностей. Я чувствую себя апельсином с процессором. Он мог бы безукоризненно менеджерить все эти составляющие меня, если бы они периодически не распадались на части. Я состою из тысяч разных частей, из множества долек, и целостной назвать мою личность можно только тогда, когда все эти дольки соединяются вместе. По отдельности – хаос, раздрай, непонимание и пустота. Чтобы объедините и понять, в какой последовательности складывать дольки, необходимо для начала изучить каждую из них…

Добавлено (2008-07-22, 4:46 Pm)
---------------------------------------------
Глава 9
КОДЕКС СВИНГЕРА

1. Постель – не повод для знакомства, так же как и знакомство – не повод для постели.
2. Нет – это просто «нет», и не более… Ничего личного – только «бизнес».
3. Уважение, доверие и искренность – правила игры, не только физический, но и душевный оргазм – главный приз.
4. «Руки фу от советской власти» или не лапать без разрешения.
5. Гигиена тела, речи и души! Вы же не хотите акта с партером, который подонок, лжец и мармудон?

Каждый человек является свингером, признается он себе в этом или нет – это уже его проблемы. Приведенный выше кодекс свидетельствует о том, что правила, применяемые к сексуальным играм, являются отражением длинной игры под раскрученным брендом – жизнь. Желание новизны, неизведанности, смены и обновления – божественная диверсия против человеческого генофонда.
Разгрузив завал насыпавшихся от судьбы «подарков», мы с Катькой решили осуществить план поездки в таинственное эротическое место, где оргазм – стиль жизни. Я окончательно укрепилась во мнении, что альтернативный выход из сложившейся ситуации у меня вряд ли есть. Пока я с толпой своих управляющих разгребала последствия пожара, мой отдохнувший муж сдержанно бодрым голосом один раз позвонил и дружески поинтересовался, «не нужна ли помощь?» Услышав такой же сдержанный и сухой ответ, он вздохнул с чувством выполненного долга, отправив мне «на всякий случай» юриста. Я грешным делом подумала, что Серж хочет развестись, но выяснилось, что юрист желает решать мои проблемы. Мелочь, а приятно.
Вот гад, мог бы приехать сам! Мне ведь так мало на самом деле надо, всего лишь внимания.
Мы с Катей приехали к Тамаре захватить ее на предстоящую авантюру.
Нашу дородную секс-бомбу пришлось ждать в саду у дома, так как леди совершала конную прогулку.
– Это как, интересно знать, лошадь выдерживает Томика? – размышляла вслух Катька. – Скорее Томик может катать лошадь, чем лошадь Томика.
– Если б я имел коня, это был бы номер, если б конь имел меня, я б, наверно, помер!
Гордость Тамары – ее конюшня, звездой которой является жеребец ахалтекинец розовой масти с голубыми глазами. В этих глазах столько ума, что иногда кажется, что, если поцеловать жеребца, он превратится в сказочного принца. Но животное стоимостью 900 000 долларов целовать страшновато, вдруг заразишь его кариесом.
Заботливая Томина прислуга принесла нам из винного погреба красное вино. В том загадочном месте, которое мы собираемся посетить, алкоголь строго запрещен. Хоть перед смертью надышаться.
– Помнишь вискарь 56-го года? Дьявольский напиток. Мне всю ночь снилось, что я бегу по дому с огромным количеством дверей, стучусь в каждую, но все заперто, а за мной кто-то бежит, я слышу тяжелые шаги, мне жутко страшно, и я продолжаю бежать по этому лабиринту дверей, а когда он заканчивается, я оказываюсь в тупике, оборачиваюсь посмотреть смерти в глаза и вижу соседскую кошку Изольду. Она смотрит на меня своими зелеными змеиными глазищами и оскаливает зубы. Странно, она вообще очень хорошая кошка, толстая, неподъемная, мохнатая, ласковая. Когда проснулась, очень обрадовалась, что это сон. Потягиваюсь и задеваю что-то теплое и меховое, поворачиваюсь – это она зырит на меня своим бешеным взглядом из сна, – Катька закуталась в плед и сделала большой глоток вина, видимо, в надежде, что это вино не такое дьявольское и кошмары сниться не будут.
– Странно вообще, мы на четверых выпили тогда бутылку, а ощущение было такое, что по бутылке на человека, – вспоминаю я. – Дома меня Серж целовал перед сном, а у меня вместо него перед глазами сюжет Бориса Вальехо, я прикована кандалами и меня насилует змей. Пытаюсь дернуть руками, а они как будто онемели. У меня на лице такой ужас был, что Серж свет включил.
– А может, в пятьдесят шестом году они в виски подсыпали что-нибудь, глюки-то у нас у обеих случились, – Катька настороженно рассматривала бутылку вина Chateau Mouton 82-го года. – Фу, ведьминский напиток.
– А-а-а, алкоголики! – громогласно приветствовала нас Тамара. – Как вам винчик? Трахер получил его в подарок, когда покупал на аукционе ящик Chateau Mouton Rothschild 45-го года за сто двадцать штукарей.
Трахер – ласковое погоняло мужа Томы.
– Это с каких это пор ты не психуешь, что он тратит состояния на свои бутылки?
Мы с Катей пропустили явно что-то очень интересное.
– Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не писалось! Гы-гы.
– Интуиция это такая вещь, при которой голова думает задницей. Моя меня никогда не подводит! Рассказывай.
– Ха! – Тома разложила свои аппетитные телеса на мягком кресле, налила себе бокальчик и, многозначительно округляя глаза, отрапортовала: – Сегодня в восемь едем в свингер-клуб, вы с нами?!
Мы с Катей одновременно раскрыли рты. Немая сцена.
– На самом деле это очень круто, – болтала Томка. – Сходство наших с Трахером эротических фантазий привело к возрождению брака. Он тут как-то приперся домой и говорит, слушай, уже терять ведь нечего, давай по-настоящему хоть раз поговорим. Я всегда в своих мечтах представляю, как смотрю за тем, как тебя другой имеет или как ты с девочками шалишь. А я сама всю жизнь, девочки, мечтала переспать с кем-то так, чтобы знать, что за мной подглядывают!
– Фу, извращенцы! – поморщилась я.
– Не порти романтику, ты просто не вошла во вкус. Так вот, мы с ним поехали к самцам-проститутам, выбрали. Направились в китайскую чайную и там за занавесками с огромной дырой, через которую все видно, я с этим самцом с ума сходила, а Трахарь и еще несколько человек наблюдали, как мы на фоне китайских книг и картин разврат творим. Мы кстати там такие были явно не первые. Персонал делал вид, что ничего не видит! – Тамара вдохновенно делилась сладострастными переживаниями.
– А ты ему в глаза смотреть после это смогла?
– Еще бы! Как будто что-то внутри екнуло-чмокнуло и переключилось, вдруг спали все недосказанности, закрытость. Мы стали очень родными, – возбужденно докладывала Тома. – Никаких тайн между нами, свобода. Возможно все! Всю ночь мы писали дневник секс-фантазий, каждый свой, а наутро поменялись. Выяснилось, бабцы, не поверите! Что я хочу быть госпожой, а он ручным малышом, не в смысле садо-мазо, а в смысле отношений. Вопрос, кто в доме хозяин, решился вот так вот. Когда мы читали дневники друг друга, то ли от ревности, то ли от искренности нас так повело… Возбуждение было такое! Ух! Семь часов не вылезали из кровати, как в былые времена!
– Я тоже как-то записывала свои эротические фантазии, но никогда бы не решилась проверить их на практике, – выступила Катька. – Мне все как-то жестко мечтается, хочется, чтобы меня прямо имели шестеро одновременно, жестко, сильно, даже больно. Где-нибудь в незнакомом городе, в гостинице. Незнакомые места возбуждают.
– А я однажды хотела, чтобы мы с Сержем занимались сексом на стиральной машинке в доме его благочестивой мамочки, которая все время твердила, что секс – это древо искушения и его нужно выдернуть из себя с корнем, иначе оно своими плодами растлит душу. Фу. Аж страшно. А машинка та так эротично дребезжала, как антицеллюлитный массажер.
– Мы с Трахером за неделю побывали с секс-трипом в кинотеатре, в парке, в подъезде и даже в библиотеке. Из последнего места нас правда с позором выставили, свернули мы им полку с российской классикой. Библиотекарша орала: «Вон отсюда, осквернители духовности, бедный Толстой в гробу перевернулся!»
А-а-а, можно подумать, Толстой был святым. Смешно. Мне вообще иногда кажется, что все литературные образы рождаются из эротических фантазий талантливого человека. Я когда злюсь на тупую помощницу, представляю ее рабыней Изаурой, которая под моей длинной кринолиновой юбкой былых времен делает мне куни. Одного мерзопакостного нашего партнера из Саратова как-то мысленно тестировала на размер полового члена, и вдруг представилось мне, что он у него такой фантастической длины, как нефтепровод Сургут – Одесса. Пока пыталась представить, как это выглядит и как такое может называться, он смягчился в лице и даже заулыбался, – делилась фантазиями Катька.
Я скромно молчала, делиться было нечем.
– Гы-гы, точно! У нас есть исполнительный директор, работает хорошо, но такой несносный тип. Я задумалась как-то, он в постели зверь наверное, порвет. Представила его в виде льва, царя зверей, но фантазия сама за меня дальше додумала, зверь зверем, а член микроскопический, так что за мехом не видать. Я как давай ржать! Хоть повеселилась, а то всегда от общения с ним плакать хотела.
– «Папа, покажи пипиську? – Не могу. – А что, стесняешься? – Ну да. – Я так и знал, мама говорила, не покажет, у него она маленькая», – ничем, кроме дурацкого анекдота, я не могла поддержать разговор.
– О чем мечтаешь, девица? Сим-сим, откройся! – Катька лукаво подкалывала меня.
Н-нда, чем дальше в лес, тем злее дятлы.
– Я высоты боюсь, может, надо сексом заняться на самом высоком здании мира, тогда вместо страха в памяти отложится возбуждение. Или я там так испугаюсь, что вообще уже никогда ничего не захочу. Одно из двух, – пыталась разбудить свою фантазию я.
Не, не испугаешься, возбуждение сильнее, я раньше очень боялась машин, вообще каждый раз ехала и молилась, и мне один шаман сказал, что это я в прошлой жизни скорее всего умерла в машине и теперь боюсь. Я решила – клин клином, и, когда с парнем ехала из кино, нагнулась, расстегнула ему ширинку и прямо в дороге делала ему минет. Он все время хотел остановиться, а я орала: «Газку!». Так сработало, теперь у меня машина ассоциируется с его оргазмом.
Мы замолчали, думая каждая о своем. Жизнь – такая игра, в которой все должно быть спонтанно. Невозможно найти в себе эротику, если дерево сексуальности выдернуто с корнем. Невозможно заставить себя веселиться, когда хочется плакать. Все должно происходить как-то очень просто, все должно получаться само собой. Без усилий, без насилия. Я же не думаю о том, как почистить утром зубы или как заснуть, это происходит само собой. Без напряжений. Все должно быть очень просто. Понятно. Легко. Свободно и главное – спонтанно.

Добавлено (2008-07-22, 4:47 Pm)
---------------------------------------------
– А причем тут свингер-клуб? – нарушила тишину Катя.
Это здорово, это свобода в природе человека. Когда меняешься партнерами, получаешь сразу три преимущества, во-первых, перестаешь ревновать и начинаешь доверять, понимаешь, что, как бы твой ни забавлялся с другой, она вернется к своему мужу, а он к тебе, во-вторых, прелесть новизны, смена партнера, это такое увлекательное исследование, в-третьих, дух игры и синергия гарантируют тебе возбуждение и не единственный оргазм. Выдохся один партнер, идешь к другому. И главное – это так повышает общую семейную потенцию! Как вспомните вдвоем о такой вечеринке, сразу в постель бежите. Срабатывает как рефлекс.
– А в чем игра-то – это же простая групповуха? – живо интересовалась Катька. Все в жизни надо попробовать – ее девиз. Но чтобы без ущерба для здоровья – Катькин девиз номер два.
– Раз в неделю каждый из участников записывает на бумажке свою эротическую фантазию, и потом мы методом лотереи вытаскиваем ту, которая становится сценарием вечера. Ну и прочие там безобидные групповые игры для разогрева. В общем, в восемь узнаете.
Катька вопросительно смотрела на меня. Я в ужасе завертела головой. Только через мой труп!
– Ладно, в другой раз приеду, без нашей монашки!
– Прихвати пару! – поддержала Тома.
Я попыталась подняться, пока Катьку не завербовали в разврат, но проклятое вино ударило по ногам и по голове одновременно. Может, это был действительно дьявольский напиток, но на меня нашло негодование.
Тамарин взгляд на семейную жизнь, приправленный вкусом свободы, от моего представления о браке был слишком далек.
– Слушай, Тома, ну скажи мне, как ты просто можешь смотреть, как твой муж трахает другую?
Тома громогласно заржала. Я смутилась. Разве сказала абсурдную глупость?
– Вот именно благодаря тому, что я смотрела на то, как мой трахает другую и получает от этого удовольствие, я поняла что люблю его.
– Как это?
– Я поняла, что он – это я, я – это он, и если ему хорошо, то и мне хорошо. Если ты любишь человека, разве ты хочешь лишить его удовольствия? Разве ты хочешь, чтобы он страдал?
– Нет, но пусть будет счастлив со мной! А не с толпой других!
– А какая разница, с кем он будет счастлив? Он всегда с тобой, вы как одна клетка, если по-настоящему любите друг друга. Вы неделимы. Если он спит с другой и получает удовольствие, я чувствую это удовольствие так, как будто это делаю я. У любящих все общее, неразделимое.
– Бред, Тома! Бред, а как же супружеская верность?
Это к тому же вопросу о свободе. Брак – не тюрьма, брак – рай, рай для двоих. Где каждому позволено все, – она вполне серьезно смотрела на меня своими глубокими карими глазами. Глазами человека, нашедшего истину и мечтающего ее передать. – Семью надо расширять, а не уменьшать! Надо увеличивать общее удовольствие, а не уменьшать его! Надо поддерживать рост супруга и его стремление к исследованию и познанию. В этом и заключается забота! Люди в паре должны расти, а не деградировать!
– Но не таким же извращенным методом! – я взбесилась ни на шутку.
Я не хочу ни с кем делить своего мужчину, это абсурд. Тома как будто прочитала мои мысли.
– Любимый человек не может быть твоим, он твоя часть, а это совершенно разные вещи. Ты познаешь мир и ощущения через него, а он через тебя. В этом и есть прелесть брака. А не в том, чтобы вместе смотреть телек и обсуждать общих знакомых!
Я замолчала. Мне нечего было ответить, но это совсем не значило, что я согласилась с такой позицией.
– Тома, ты меня, конечно, извини! Ты так спокойно рассказываешь об извращениях и вседозволенности. Но черт, у тебя четверо детей, чему ты их будешь учить?
– Гы-гы, свободе, полному отсутствию запретов! – смеясь, ответила Тома.
Ее беспечная улыбка разозлила меня еще больше.
– Свободе? Представь, через пару лет придет к тебе Лиза и скажет: мама, я люблю Алену и мы будем жить вместе. Или Ната попросит у тебя денег на аборт, так и не определив отца своего ребенка из-за огромного количества партнеров по сексу. Такая свобода?
Черт побери, думала я, как громко все сейчас Орут про свободу, курят шмаль где попало и трахаются везде и со всеми. Что это за такая интересная свобода? По-моему, это просто протест существующим общественным нормам, как было у хиппи, но не настоящая свобода как таковая.
– Да не будет этого никогда, хочется всегда то, что запрещается. А если все можно, то и неинтересно. Если бы молоко считалось наркотой запретной, было бы самым модным напитком. Я говорила Лизе: давай поболтаем о мальчиках, она закатила глаза и лениво так говорит: у меня другие интересы, мама. Собрала свой портфель и поехала на теннис. Хочет стать теннисисткой…
А ее девочки интересуют, поэтому она о мальчиках говорить и отказалась! – стебалась Катька. – Не, ну вспомни, как видики в подвалах смотрели и йогой тайком занимались передавая друг другу книги запретные и кассеты. А теперь на тебе видики, на тебе йогу, а ничего этого уже не надо! Я раньше ненавидела Достоевского, мечтая о том как под одеялом буду перелистывать странички «Эмануэль», а теперь под одеялом именно Достоевского перечитываю и Ахматову наизусть знаю. Потому что только свободный выбор приводит тебя к пониманию истинного, а запреты всякие лишь разжигают интерес.
– Почитай! – попросила я.
Катька выпрямила спину, поставила бокал и начала читать Ахматову. Она читала выразительно, красиво. Мы слушали и молчали.

…Сердце к сердцу не приковано,
Если хочешь – уходи.
Много счастья уготовано
Тем, кто волен на пути…
Когда Катька закончила, мы аплодировали.

– Заложники, заложники мнения! Общественного разума или, точнее, общественного маразма. А на самом деле свингеры, Ахматова, это неважно, важно только быть свободным. Важна свобода выбора. Когда делаешь то, что хочешь, и говоришь, о чем думаешь, тебе совершенно плевать, кто и что об этом подумает! – Тамарка подняла бокал, и мы чокнулись.
В школе я очень любила учить стихи, не для того, чтобы получить «пять», а потому что они передавали суть моих чувств к Сержу. В подъезде его дома рядом с рифмованным во всех сочетаниях самым известным русским словом я писала на стене:

Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я ключи закину и псов прогоню с крыльца. -
Оттого, что в земной ночи я вернее пса…

Для меня это были не просто любимые стихи Цветаевой, это была клятва, отражающая мою веру, веру в наше совместное будущее.
Мы долго ехали по вечерней трассе и молчали. Молчали о том, что никак не можем стать свободными, свободными в первую очередь от себя, от своих представлений о себе. От своих ожиданий


Я молодею и хорошею! Люблю и любима! Моя популярность танцовщицы, организатора и тренера растёт!Я легко достигаю успеха во всём и богатею во благо всем! Мне всегда везёт !
 
LunaДата: Среда, 2008-07-23, 11:10 AM | Сообщение # 32
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 12617
Репутация: 28
Статус: Offline
Счастливая, благо дарю, скопировала очередную порцию книжки biggrin

Все события свои любовью освещаю
И людей вокруг себя всех благословляю!
www.riga-luna.narod.ru
 
СчастливаяДата: Среда, 2008-07-23, 11:31 AM | Сообщение # 33
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 1383
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 10
EXTAZE

Все, что не любовь, находится для меня в другом мире, в мире призраков. Я становлюсь человеком только тогда, когда меня сжимают в объятиях.
Дон Жуан

Мне кажется, я девственница, не только морально, но и физически. Что такое мужчина, для меня полная загадка. Это как книга на китайском, ты сидишь с ней и днем и ночью, перелистываешь со словарями, но не понимаешь совершенно ничего. Твое непонимание притягивает толпу «знающих» переводчиков, но они еще больше запутывают тебя своими комментариями. А ты лишь запутываешься еще больше, все твои познавательные усилия тщетны, ты не знаешь даже, с какой стороны начать, читать. Что это за иероглифы? Что они значат? Что скрывает в себе текст?
Я девственница, мне тринадцать лет и я смотрю на мир с широко раскрытыми глазами. Откуда-то я узнала, как зарабатывать деньги и для чего нужны друзья, но не знаю главного – как любить и быть любимой. Проклятая китайская книжка! Загадка-тайна, боже мой, я восемь лет держала ее в руках, и мне казалось, я понимаю, о чем она…
Дорога шла вдоль леса. Мы ехали долго, пока путь не перегородил шлагбаум. Таможенного вида охранники потребовали от Кати карту, странного вида железную загогулину из двух стрелок, загнутых кверху. Затем долго штудировали наши паспорта, обшмонали машину. После еще трех подобных досмотров мы очутились наконец за высоким забором. Было уже темно. Где-то лаяли собаки. Мне вспомнился Шерлок Холмс. Страшно, можно сказать, даже жутко.
– Кать, а что это за штукень? – спросила я, вертя в руках странную загогулину.
– Как обещали люди, которым я очень доверяю и себя, и даже тебя, – это наш билет в рай! Знаешь, чего мне стоило добиться того, чтобы нас сюда приняли?
По-моему, в дом престарелых продаются путевки, подумала я, но говорить не стала. Дефицит с примесью приключений – магнит для Катькиного экстремального сознания.
Проехав еще несколько километров мы оказались на стоянке.
Судя по машинам престарелые здесь более чем олигархичны. Такое складывалось впечатление, что здесь проводилась презентация нового ресторана Новикова совместно с днем рождения Путина.
Я огляделась. Аккуратные газоны, фонари, мощеные дорожки, несчитанное количество кирпичных корпусов. Деревья. Звездное небо как-будто опускается на множество небольших четырехэтажных зданий, в некоторых окнах горит свет.
Мы выходим из машины и идем прямо по дорожке к главному корпусу как объяснили охранники.
– Кать, что мы тут делаем? Это похоже на дом престарелых олигархов!
– Фу, дура, никакой в тебе романтики! Мы приехали узнать себя! – гордо отвечает Катька.
Она как всегда бодра и весела и как всегда нацелена на приключения.
– Ты думаешь, здесь это возможно? – скептически анализирую я, открывая дверь.
Лом престарелых снаружи выглядел модным храмом внутри. Интерьер весьма странный. Тонированные окна, чуть приглушенный свет с красной и синей подсветкой, девственно-кирпичные стены. Такие, как будто с них содрали старую отделку, а новую пока не приклеили. Диваны вдоль стен, покрытые гобеленом. Вместо столиков стеклянные кубы, на стенах зеркала в картинных рамах.
– А у нас есть выбор? – перебивает мое изумленное созерцание Катька.
И направляется вперед. Мне нечего ответить, я девственница, я мечтаю сейчас о том, что когда-нибудь меня дефлорирует правильный опытный любовник, и может, именно благодаря ему я прочитаю мою китайскую книжку. Но, увидев приветливо-отчужденное лицо администратора за стойкой в холле, я поняла, что здесь это вряд ли произойдет.
После ритуального «здравствуйте» администратор попросила:
– Будьте добры членскую карту!
Катя положила на стол железяку.
– Спасибо! 249! За вас взяли поручительство члены ***, *** и ***!
Фамилии, которые назвала администратор, были не просто известные, а мегаизвестные и совсем не престарелые. Я уставилась на Катьку. Та с безмятежно-уверенным выражением лица разглядывала помещение. В большом квадратном холле на мягком ковре стояли разных размеров Будды и еще какие-то непонятные слоноподобные существа.
Нам вручили на подпись кучу бумажек, одна из которых показалась мне особо смешной.

Адепт [4 - учеников-лузеров, вставших на тропу истины, здесь называют так. (Прим. авт.)] обязуется:
1) Беспрекословно выполнять все требования учителей организации, какими бы странными и невыполнимыми они ни казались.
2) Нести ответственность за свои действия в физическом и многомерном пространстве. Адепт понимает, что сам монтирует мир вокруг себя, и все негативные либо позитивные события происходят только по его вине; все, что происходит с адептом на внешнем уровне, является отражением его внутренней реальности.
3) Тренировать и развивать внутреннюю силу, принимать и исполнять самые сложные испытания.
4) Не покидать территорию организации в течение пяти недель с момента обучения (за исключением единственного случая – смерти).
5) Во время нахождения в организации не употреблять спиртных напитков, наркотических веществ, медикаментов.
6) Не пользоваться средствами связи (телефон, интернет) без предварительного разрешения комиссаров организации. Все коммуникации разрешены только с членами организации и другими адептами.

– Тут всего шесть пунктов обязательств! – улыбнулась Катя и подписала не глядя.
– Я бы на твоем месте не была такой доверчивой! Эта филькина контора – только о наших обязанностях, если от чего-нибудь у нас поедет крыша и мы станем банкротами, нам скажут, что это наши проблемы, мол, хреновые ученики, плохо учились и поэтому профукали свою жизнь! – я не торопилась подписывать странный документ.
Администратор не изменила каменного выражения своего лица, стояла по стойке смирно в своем фиолетовом, похожем на монашескую сутану в лайт-варианте, сарафане, надетым на голое тело.
– И вообще, не нравится мне все это!
Я вышла на улицу. Вдохнула холодный воздух. Закурила. Я уже представляю, как вернусь обратно в свою девственную скорлупу, буду сидеть на даче, читать книжки и выползать на работу. Я буду надеяться на чудо, вдруг что-то переключится в моей голове, и я пойму книгу на китайском и снова захочу своего мужа? Или, может, влюблюсь еще раз? Найду наконец того единственного, неповторимого, идеального? Я сделала еще одну затяжку. А потом он уйдет к другой, и я… Мне захотелось плакать. Может, я пожизненная девственница?
– Слушай, не дури ! Давай подписывай! – ко мне вышла Катька.
– Это суицид, ты хоть имеешь представление о том, что здесь с нами будут делать?
– В этом-то и есть суть, мы покупаем кота в мешке. Это авантюра века! Мы не знаем, что с нами будет и как сказала администратор, не имеем право об этом говорить, для этого у них еще одна бумажка есть, «Соглашение о конфиденциальности».
– Очень здорово! Нет, милая, я домой!
– Нет, милая, ты со мной!
Получился стих из нашей брани.
– Деваться тебе некуда! Мы ничего не теряем, все давно потеряно! Но можем приобрести!
Катя предлагает сдаться, довериться. Но боже, как это страшно! Как шаг в пропасть.
– Кто не рискует, не пьет шампанское! Я думала, ты наш человек. А ты обычная, как все, испуганная! Предпочитаешь посасывать полезный кефир, боишься перемен. Стремаешься потерять свое ничего!
– Нет! Я не как все!
Что победило – задетое самолюбие? Страх не узнать новое, неизведанное, непознанное и вернуться в серую блеклую жизнь? А может, что-то совсем неведомое заставило меня принять решение.
Я резко затушила сигарету, бросила в урну, уверенной походкой зашла внутрь, шагнула к стойке и быстро подписала все бумажки.
– Я тебя люблю! – улыбнулась Катя, подпрыгивая рядом от возбуждения. – Никогда не ошибалась в людях!
В длинном коридоре мы поцеловались, и нас развели в разные стороны. Меня поселили в маленькую комнатку, похожую на келью. Кровать, тумбочка, большое окно, письменный стол, шкаф. И все удовольствие за 15 штукарей.
Странное место. То ли храм индуиско-буддийским божествам, то ли отель, то ли университет. Черт знает что!
На столе лежали тесты, в общей сложности мне предстояло ответить на 350 вопросов.

Как вы думаете – кто вы?
Что для вас реальность?
Ваше отношение к сексу?
Что такое любовь?
Что для вас означает мужчина?
Что для вас означает женщина?
Чем вы руководствуетесь, голосуя на выборах?
Кем вас считают ваши близкие?
Сколько детей вы хотите иметь?
Как часто вы мастурбируете?..

Я сижу на кровати, курю сигарету за сигаретой и боюсь каждого свого ответа. Пугает то, что вопросы совершенно разноплановые, странные, и на многие из них я не знаю как отвечать. Как хорошая девочка, я решила продемонстрировать свою пунктуальность и уложилась в отведенное для этого время.
Ровно через час в дверь постучали. Низкорослая блондиночка взяла листки и, задержав на мне взгляд, уверенно сказала сиплым голосом:
– Пойдемте со мной!
Она ведет себя весьма странно, думала я, выглядит как обслуживающий персонал, а спину держит, как директор. Движения четкие, как у робота. Вот тебя тут сейчас и зазомбируют, будешь знать как по сектам шляться, заговорил во мне страх перемен.
Я иду за ней по длинному коридору с бесчисленным количеством дверей, как в Катькином сне, по углам стоят вазы на узких ножках, наполненные водой, там плавают лилии. На стенах весят странные картины, с одной стороны это размазня, но если приглядеться можно увидеть какие-то очертания, силуэты. Застыв около одной, пытаюсь разглядеть, что же там нарисовано.
– Пойдемте! Нас ждут!
Звучит как приказ. Я вспомнила подписанный документ и повиновалась. Колхоз дело добровольное только по уставу, по жизни принудительное.

Добавлено (2008-07-23, 12:28 Pm)
---------------------------------------------
Мы вошли в железную дверь с надписью «Лаборатория», здесь помимо баночек-скляночек стоит еще и гинекологическое кресло.
А это еще зачем? Женщина в белом халате с короткой стрижкой под мальчика в узких очках на британский манер приглашает присесть. Опять следуют вопросы на предмет болезней, аллергий, несчастных происшествий, группы крови и прочих подробностей. Она пролистывает анкету. Смотрит пронзительно, исследуя каждый миллиметр моего тела, я ерзаю на стуле. Чувствую себя очень неуютно. Сквозь стекла ее очков я вижу темные, почти черные глаза.
Страх с новой силой мощно активируется и пронзительно вопит: вот, все, тебя тут усыпят, расчленят, кровь высосут и продадут ее за границу на дорогостоящие операции, твое тельце будет распродано врачам для экспериментов! Радует, что врагам хоть легкие мои не понадобятся прокуренные, их только на помойку.
Интересно знать, а где же Катька? Зачем нас разделили, как двоечниц в школе, чтобы не болтали во время урока? Надо срочно найти ее, брать ее под белы рученьки и смываться.
– У нас необходимая процедура, проверить вас на все инфекции и, разумеется, на СПИД! – улыбаясь, говорит белый халат и достает шприц.
А-а-а! Все, труба, началось. Уже отсасывают, завопил страх.
– Я недавно сдавала все анализы! – пытаюсь спастись я, не зная куда спрятаться от ее рентгеновского взгляда. – Можете позвонить моему врачу вам вышлют результаты.
– Спасибо, но у нас это обязательная процедура!
Ну все, пропала! Страх с сальными нечесаными волосами и мерзким оскалом атакует мой мозг. Иду до конца, не сдамся, пусть отсасывают, решаю я.
Здесь свои жесткие правила, и я должна им соответствовать, здесь нет меня, нет состоявшейся личности, нет успешной бизнес-леди. Здесь как в тюрьме – у меня есть только мой номер.
– Расслабьтесь! – белый халат бережно задирает мой рукав. Я отворачиваюсь.
После отсоса крови меня усадили в гинекологическое кресло и так долго ковырялись внутри, что я чуть не заснула. Последний раз мои женские внутренности так изучали только перед планированием ребенка.
После всех этих процедур я, совсем обессиленная, отдалась в руки сиплой блондинки, которая подрядилась проводить меня обратно в келью.
Перед сном попытка договориться со страхом удалась. Он говорит все громче и четче, предлагая смыться.
Ну давай пару дней осмотримся, а потом решим, вступает с ним в диалог исследовательская часть меня.
Ну, ну, вот так людей и зомбируют, а потом ты сама не заметишь, как все деньги сюда отнесешь, органы им продашь и сдашься во служение, и станешь нести людям их миссии, долдонит страх. Помнишь Вохмянина? Вот, ага! Что, казалось, ему надо было – и дом, и бизнес, и жена. Нырнул в какую-то секту, все продал, живет у них и распространяет агитирующие брошюрки. И ты туда же!
Все в жизни надо попробовать! И вообще, не сравнивай меня с Вохмяниным, злится другая моя часть.
Не принимая душ и не смывая косметики, я упала на кровать и заснула. Слишком много эмоций и слишком много впечатлений принес сегодняшний день. Мозгу нужен отдых.
Телефон звонит прямо в ухо, мне кажется, я смотрю сон под музыку. Точнее, под монотонную, напряженную трель. Открываю глаза, несмытая тушь противно режет глаза. За окном рассветает.
– Але! – еще во сне говорю я.
А что мне снилось? Или снится?
– У вас есть десять минут, чтобы принять душ и привести себя в порядок! Учитель ждет вас!
В трубке раздались короткие гудки.
Какой на хрен учитель! Я только что приехала, хочу спать, заплатила пятнадцать штук баксов за то, чтобы меня будили ни свет ни заря, селили в общежитской каморке и брали мазки. Да пошли вы в жопу, решила я и отрубилась…
//-- *** --//
– Ну какого черта! Холодно же! – я натягиваю на себя подушку, но она слишком маленькая, чтобы меня согреть. Холодно, кто-то трясет меня за плечо. Я открываю глаза.
– Вы приняли кодекс, будьте добры следовать инструкции! – Все та же маленькая сиплая блондинка.
Хладнокровно изучает мое голое тело в трусах. Какая наглость! Где, спрашивается, культура?
– Вставайте! – приказывает она.
– Не буду! Я спать хочу! – отмахиваюсь я и переворачиваюсь на другой бок. Фу, тоталитарная секта какая-то. Надо выспаться и валить отсюда. И хрен с этими бумажками, и… Не успеваю я додумать мысль, как оказываюсь совершенно мокрой, по телу стекает вода, меня бьет озноб!
– Да что ты, сука, себе позволяешь! – вспрыгиваю с кровати я. – Что это за свинство!
Меня облили ледяной водой, вся постель мокрая.
– Вы подписали кодекс! – монотонно объясняет экзекуторша. – В случае отказа следовать инструкции, вам не возвращаются оплаченные средства и вы подвергаетесь суду организации.
– Что за бред! Да вы находитесь в тридцати километрах от Москвы, что мне помешает от вас уехать?
– Вы можете попробовать! – улыбается она своими маленькими ровненькими зубками.
Я смотрю на эти зубки, и что-то мне подсказывает, что дело дрянь.
– Учитель ждет. Вы приехали сюда учиться. Познавать новое. Нашему ордену уже больше двухсот лет и, поверьте, мы знаем, что лучше для вас. Учитель вам все расскажет. От нас еще никто не хотел сбежать, но поначалу все в шоке. Это нормально. Через шок мы познаем себя, это конечная форма человека. Там, где заканчивается характер индивида, начинается его духовное существо.
– Но я не хочу заканчиваться! Я хочу начаться, и ваши методы для меня неприемлемы!
– После общения с учителем вы поймете, что наши методы – это единственные, помогающие прийти к сути.
– Они похожи на тюремный режим! Вы варвары, человек не успел прийти в себя, а вы обливаете его холодный водой! – я врываюсь в ванну.
Блондинка как ни в чем не бывало проследовала за мной, на ней, так же как и вчера на администраторе, фиолетовый сарафан, а в волосы вплетены лилии. Я демонстративно хлопаю дверью перед ее носом. На тебе, надзиратель лесбийский. Нечего меня рассматривать! Все здесь только и делают, что изучают меня. А это я, между прочим, приехала сюда учиться!
– Вы взрослый, состоявшийся, ответственный человек, вы прочитали соглашение и поставили под ним подпись. А теперь отказываетесь от вашего же обещания.
Я слушаю ее через дверь, злостно вытираюсь и понимаю, что она права.
Раз решила играть, доигрывай до конца, поздно отступать. Ставки сделаны, ставок больше нет. В жизни все надо попробовать, попробуем и это!
Я одеваюсь, и мы снова идем по бесконечному коридору, как по лабиринту, здания объединены стеклянными переходами, на полу лежат ковровые дорожки и из-за них мы движемся неслышно, как привидения.
Сомнения опять влезают мне в голову. Какая же ты все-таки дура, вот что с женщиной делает отчаяние. Это же надо было на такое подписаться! Девственница. Гы-гы. Только глупая малолетка может влезть в такое. Неужели это тоталитарная секта? Когда находишься в неадекватном эмоциональном состоянии, вследствие стресса совершаешь такие глупые и вредные для жизни поступки, которые никогда бы не сделала в своем нормальном состоянии. Поведение твое иррационально. Саморазрушительно.
Мы идем целую вечность, спускаясь вниз, поднимаясь вверх. Лестницы, коридоры, снова лестницы, сам черт ногу сломит. Я запыхалась, надо меньше курить.
Наконец мы останавливаемся перед какой-то дверью. Блондинка толкает ее, дверь распахивается.
В конце комнаты на большом кресле с подставкой для ног сидит высокий статный мужчина, его черные вьющиеся волосы блестят от восходящего солнца, глаза не моргая смотрят куда-то сквозь нас. Он смотрит вдаль. Смуглая кожа, широко расставленные выразительные глаза, греческий нос, аристократический подбородок. Я любуюсь его профилем. Блондинка сложила руки на груди, как гейша в японском фильме, поклонилась и исчезла.
Я продолжаю стоять в дверях. Он молча глядит на меня. Я на него. Мы изучаем, ощупываем друг друга глазами. Его взгляд не выражает ничего, мой, наверное, искрит удивлением, восхищением. Красивый мужчина – это он, этот человек в кресле, теперь я знаю, что такое красота. По комнате развешано множество светильников, их свет добавляет сияния его красоте.
– Белый цвет – символ невинности! – вдруг говорит мужчина мягким успокаивающим баритоном.
Странно, обычно я долго присматриваюсь к людям, но этот мужчина – необычный человек. Мне кажется, я его знаю всю жизнь. Он имеет в виду мой белый свитер, а мне кажется, что он уже меня тысячи раз в нем видел.
– Или символ лени! Белый цвет подходит всем, и когда не знаешь, что выбрать, выбираешь его!
Я все еще стою в дверях, не решаясь зайти.
– А зеленый – символ гармонии, успокоения!
Он в зеленой тунике, через вырез которой торчат черные завитки волос на груди. Я смотрю на них и мне кажется, что я уже прикасалась к ним, играла с ними ногтями, они родные мне. Очень знакомые.
– Я хочу подарить вам тысячу тюльпанов. Желтых тюльпанов.
– Почему?
– Потому что они прекрасны, как вы, когда расцветете.
– Зачем мне столько?
– Вам не нравится цвет? Или количество? Или само предложение?
– Не знаю. Мне все нравится.
Нестандартная ситуация. Нестандартный человек. В его присутствии я потеряла себя. Обычную себя, привычную себе же. Я говорю и не слышу свой голос, я думаю и не понимаю своих мыслей.
– Тогда в чем проблема? Вы задаете мне вопрос, заранее боясь принять мой подарок. Вы боитесь, что я обману вас – вы скажете «да», я улыбнусь в ответ и скажу, что пошутил! Вы боитесь принять дар, в глубине души думая, что вы недостойны его. Или – с чего это вдруг незнакомый мужчина дарит мне цветы, ему от меня что-то нужно! Вы думаете именно так, и поэтому не доверяете до конца, боитесь сдаться, боитесь принимать, боитесь доверять. Вы не живете, вы боитесь!
– С чего это вы решили?
Я решил это, глядя на вас. В тесте вы написали, что никогда не мастурбируете. Вы еще верите в то, что удовольствие и блаженство находится в чем-то или ком-то другом, но не в вас самой! Вы еще верите в то, что станете счастливей, добившись своих целей! Вы до сих пор не можете поверить, что высшее удовольствие и земной рай находятся в вас самой!
Он глядит мне прямо в глаза, я слушаю и не могу шелохнуться. Все, о чем говорит этот греческий бог, я слышала много раз и тысячи раз читала, но почему-то сейчас мне кажется это новым. Счастье во мне! Почему же тогда я несчастна?
– При чем тут мастурбация?!
– Это простейший элемент выражения любви к себе. Плоть, страсть, животное желание, инстинкты – самые простые импульсы, движущие человеком на пути к удовольствию. Если вам скучно или плохо наедине с самой собой и вы сама себе не можете доставить удовольствие, значит, вы не можете доставить его другим. Если вы не умете любить себя, вы не можете любить другого.

Добавлено (2008-07-23, 12:29 Pm)
---------------------------------------------
– Почему вы так уверенно об этом говорите? Откуда вы знаете?
– Я вижу вас! – он улыбнулся, прищурив глаза.
К сожалению, я уверена в его правоте не меньше, чем он.
– Нашему ордену двести лет, если быть точным, двести четырнадцать, он совмещает в себе ведические, тантрические и даосские учения, – он встает, направляется к книжным полкам, берет в руки внушительные талмуды. – Если говорить более простым языком, мы идем по пути познания великого искусства, по пути открытия внутренней красоты, найденного в XI веке до нашей эры и доступного ранее лишь избранным. Мы лишь совместили эти учения, чтобы каждый адепт смог выбрать более подходящее для себя.
– А причем тут искусство? – усмехаюсь я, стоя в дверном проеме.
Это странное божество так и не пригласило меня войти и сесть.
– Искусство – это то, что индивидуально, неповторимо, исключительно, необычно, то, что дважды никогда не увидишь. Я имею в виду искусство жить. Оно у каждого человека свое – если он нашел в себе силы дойти до своей сути, найти свое предназначение. Понять, что нет другой красоты, кроме как ваша красота, нет другого света, кроме вашего света, ни в ком кроме вас не заключено истинное, непроходящее счастье.
– Модные нынче слова! Если честно, для меня сейчас они – пустой звук!
А зря! Искусство жить – это великое умение, не получение наслаждения, а продление его. Оргазм конечен – предвкушение его вечно. Удовольствие заключено не в объекте обожания, а в том кто обожает, – он стоит у шкафа, я смотрю на его идеально прямую осанку, стройные ноги. Он обворожителен. Он прекрасен. – Творить себя и мир вокруг. Для этого не достаточно холста и кисти, глины и воды, пера и бумаги, для этого нужны живые объекты. Луша, тело и разум! Именно из них мы творим себя и свою жизнь! Все в вашей власти! Чем позитивнее ваше сознание, тем совершенее вы творите свою индивидуальную вселенную. Только находящийся в экстазе творит совершенный мир – запомните это!
– Звучит как девиз! – интересно знать, он имеет в виду то, что надо постоянно заниматься сексом и таким образом постоянно пребывать в экстазе? Катя говорила, что это сексуальный орден.
– Именно. Когда ваша точка сборки находится высоко, вы просто не имеете права находиться в негативном эмоциональном состоянии, поскольку разнесете вдребезги все объекты, которые вас окружают. Вы постоянно должны пребывать в экстазе. Экстаз – это стиль жизни. Как для художника муза, так для вас экстаз – это движущий элемент к созданию шедевра вашей жизни.
– Я не понимаю вас!
– Не надо понимать, нужно учиться чувствовать! Высшая мораль – этика наслаждения, кодекс любви – непрекращающееся творчество. Кодекс жизни – это понимание наивысшей красоты в каждом ее миге. Умение найти, увидеть, создать любовь из ничего. Вы творец, вы творите, создаете из пустоты каждый миг вашей жизни, каждое ваше чувство, желание, побуждение, создаете только вы!
– Я всемогуща, по-вашему?
– Да! Именно!
– Что бы вы сейчас сделали?
– Села бы на диван!
– Так кто или что вам мешает сделать это?
Диваном деревянное сооружение, напоминающее скамейку, назвать сложно, оно твердое и неудобное, но я с радостью размещаюсь на нем, так как ноги уже подкашиваются от усталости, а диалог обещает быть долгим и интересным.
Греческий бог интригует меня, каждое его слово, жест, взгляд интересны мне. Он полубог-получеловек, он далек и непостижим – и в то же время родной и близкий.
– Еще раз повторю: все в вашей власти!
Он подходит и садится напротив на маленький пуфик, это выглядит странно и неестественно: бог на пуфике. Неужели мужская красота в моей голове напрямую связана с божественностью, или в нем есть что-то еще?
– Представьте, что вы совершенство, богиня, вы можете изменить мир так, как захотите. Что бы вы сделали?
– Отменила бы войны! – не задумываясь, выпаливаю я. – Сколько жертв после Афгана и Чечни, и кому все это было нужно?
Но тогда люди бы не знали, что такое мир и не смогли бы ценить его. Человек пока находится на такой низкой стадии духовного развития, что познает все лишь в сравнении.
Игра в пинг-понг продолжается. Мой ход:
– Аннулировала бы негатив, зависть, например!
– О, это один из главных двигателей прогресса! Если ты не захочешь сделать лучше, чем у другого, не позавидуешь его достижениям, ты не сделаешь открытие, не изобретешь ноу-хау, ты вообще ничего в жизни не добьешься.
– Хорошо, тогда ненависть, гнев, злость – с этим что?
– Ничего! Если бы этих эмоций не было, невозможно было бы понять блаженство любви, невозможно было бы понять удовольствие радости. Если бы в мире всегда царила одна любовь, вы бы не знали, что ее может не быть. Имеет ценность лишь то, что вы открыли сами, а не то, что свалилось на вас. Вы цените свои руки, ноги, грудь, голову? Вы благодарите кого-нибудь за то, что они у вас есть? – я отрицательно покачала головой. – А представьте, если у парализованного начнут двигаться конечности! Он лоб разобьет в поклонах благодарности. Так же и с любовью – она потеряла бы смысл, если бы была бы в порядке вещей.
– А если бы из состояний существовал бы только экстаз?
На самом деле так оно и есть. Экстаз единственное состояние. Только многие боятся в это поверить. Узнать настоящую цену чего-то можно только после того, как ее заплатишь. Вот ваши часы Carrier, если их положить в переходе на лоток, где «все по десять», купят не скоро, обитатели подземки привыкли на этом лотке покупать губки, заколки и прочую дребедень. Продавец будет долго пытаться продать ваши часы, даже положит их в специальную упаковку, поставит на самое видное место, будет кричать о их замечательных качествах. Но, увы, никто не сможет оценить Carrier по достоинству. Однажды случайная прохожая все-таки купит их, но за ненадобностью вынет из ремня камни и наклеит их на ногти, как дешевые украшения. Вот такой конец ждет то, что обесценено.
Он пьет какой-то напиток из маленькой пиалы, но не предлагает его мне. И кто, спрашивается, воспитывал это божество?
– Сама жизнь – это экстаз. А вы – самое совершенное творение, как «Мона Лиза», ничего ни добавить, ни прибавить. Совершенство в экстазе множит совершенства. На первый взгляд все очень просто. Но человек должен прийти к осознанию этого.
Он замолчал, я посмотрела на свои часы. И действительно, кто может подумать, что они стоят двадцать тысяч?
– Так получается, что я уже совершенство! Меня должны любить такой, какая я есть, и я должна любить себя такой, какая я есть, и от этого находиться в экстазе?
– Да, именно, но увы, человек так устроен, для того, чтобы это понять и почувствовать, ему надо пройти длинный путь самопознания. И не все способны достичь этого знания, ведь это большая ответственность. Я называю искусством познание и приятие своего совершенства, осознание своей индивидуальности! Многим для этого требуются годы, вам скорее всего понадобятся месяцы.
– Так получается, что осознания того, что я совершенное существо, недостаточно для того, чтобы понять суть всех вещей и себя?
– Да, но идея в том, чтобы не заниматься самолюбованием, а принять себя и полюбить, со всем, что есть в вас, с ревностью и завистью, жесткостью и нежностью, сентиментальностью и циничностью. Когда вы принимаете себя со всеми плюсами и минусами и начинаете любить все свои качества, только тогда вы действительно встанете на тропу самосовершенствования и свернете с тропы самобичевания, потому что последняя ведет в никуда. Когда вы перестаете себя грызть, а начинаете себя любить, только в этот момент открывается ваша подлинная, индивидуальная суть. Тот шедевр, который возможно не будет первым, но станет единственным в своем роде.
– Я думала, что двигатель к совершенству – это осознание своего несовершенства?
– Не совсем так. То, какая вы есть на самом деле, в своем подлинном варианте и есть совершенство, шедевр. Но увы, к этой картине и вы сами, и другие люди подрисовали слишком много… И перед тем, как смыть с холста лишние мазки, не являющиеся отражением вашей сути, необходимо сначала принять и полюбить этот холст таким, какой он есть. Если вы станете с ненавистью и злостью смывать лишнюю краску, то можете повредить сам холст и изначальный гениальный рисунок.
Я замолчала, мне представилась картина «Мона Лиза». Если ей подрисовать усики или например увеличить грудь, будет уже не она, а нечто совершенно другое. Ну кто сказал, что картина даже в подлиннике является шедевром? Наверное, первым так решил сам Да Винчи. И, назвав картину шедевром, прогнозировал ей такое будущее.
А назвал бы он ее мазней? Гадким, отвратительным, бездарным рисунком, который еще требуется дорисовывать, дорисовывать, доводить до совершенства. Будущее ее было бы предрешено, и оно явно не было бы таким успешным. Стрижка в моих салонах стоит столько, сколько я посчитала нужным за нее запросить, и мне неинтересно, что это очень большая сумма даже для Москвы. А между тем на такую цену выстроилась очередь. Эксклюзив и элитарность являются характеристиками чего-либо только после того, как это что-либо охарактеризуют такими словами.
.

Добавлено (2008-07-23, 12:30 Pm)
---------------------------------------------
Я размышляю, смотрю в глаза божеству. Я думаю, а мне кажется, будто произношу слова вслух, его зрачки следят за ходом моих рассуждений.
– Существует всего три вида взаимоотношений между мужчиной и женщиной, и неважно, кто какую роль играет, – вдруг начинает он новую тему. – Мать и дитя, герой-любовник и муза, бог и богиня. Какие из них вам кажутся правильными?
– Глупый вопрос, конечно, бог и богиня!
– Но для того, чтобы к вам относились как к богине, вы сами должны осознавать, что являетесь ею. Вы должны понимать, что вы и мир вокруг вас – это ваше самовыражение, ваше искусство, вы оставляете след о себе не в картинах и книгах, а в своей личности, в своей жизни! Прожитая вами жизнь и есть ваше искусство.
Он наклоняется ко мне.
– Так вы чувствуете себя богиней?
– Нет! – чуть подумав, отвечаю я. – Я чувствую себя невыспавшейся девушкой, которую допрашивает и одновременно учит жизни незнакомый мужчина. И плюс ко всему, вы сами сказали, мне предстоит пройти путь, чтобы это почувствовать.
– А вы готовы стать богиней, вы хотите пребывать в экстазе?
– Да!
Кто же откажется от такого предложения?
– И вы готовы ради этого пойти на все?
– Что это значит?
– Сделать невозможное, выйти за рамки, объять необъятное.
– Да!
– И вы даже готовы подчиниться? Это, думаю, для вас самое сложное!
– Зачем! Если я богиня?
– Затем, что бог милосерден! И распятие значит – подчинение! Или самая высшая благодетель – отказ от этого! Отказ от своих представлений о правильном и неправильном, о добре и зле, подчинение – значит доверие!
– Тогда я неправильно поняла слово «богиня». Я думала, что подчиняется не она, а подчиняются ей!
Ну, – улыбается он, – часть божественного начала есть в каждом человеке, нет наверху злостного дядьки, который шлепает по попе тех, кто провинился, или награждает тех, у кого в графе «поведение» стоит отлично. Каждый человек сам себе бог и сам себе судья. Но для того, чтобы соответствовать статусу богини, необходимо быть ей. А она, как вы понимаете, в первую очередь чиста, невинна и непорочна в каждом своем проявлении. Богиня способна подчинять и подчиняться, доверять и оправдывать доверие, любить и принимать любовь. Это неразрывные понятия, это взаимный процесс! В глубине души вы хотите быть единственной в своей работе, в своей личной жизни? Конечно, вы хотите быть лучшей! Но для того, чтобы быть лучшей и единственной, например, для мужчины, для начала нужно сделать его единственным для себя. Показать ему, что он бог для вас.
– Я этого не умею!
– Вы готовы ко всему, чтобы научиться? Ну прямо Люцифер из «Фауста».
– Готова!
Искуситель искусил меня, и я готова отдаться неизвестному.
Когда человек не растет, он деградирует, а я застряла на стадии своей девственности и качусь дальше, вниз по пути деградации. Пора расти!
– То есть вы соглашаетесь следовать всему, что подписали?
Он еще ближе наклоняется ко мне, я чувствую аромат сандала.
– Да!
Сомнений не осталось. Он – единственный человек, способный осуществить духовную дефлорацию.
– Сейчас у вас есть последняя возможность уехать, забрать свои деньги и забыть о том, что здесь было. Если вы решаете остаться, вы доверяете себя нам и обещаете следовать соглашению.
Он говорит серьезно, жестко, бескомпромиссно.
Еще в ванной я решила для себя идти до конца. Терять уже нечего. Ведь ставки уже сделаны. Все или ничего. Задний ход – не мой способ восприятия мира.
– Да! Я согласна! – гордо говорю я.
Если он не научит меня быть собой, то кто тогда сделает это?
– Тогда раздевайтесь, – и, поймав мой непонимающе-протестующий взгляд, он добавляет: – Вопросы у нас задавать не принято. Не потому что нельзя, а потому что вы сейчас не услышите ответа. Какое-то время вы все равно будете слышать лишь то, что пожелаете услышать. Так что на данной стадии вопросы просто бессмысленны!
С несвойственным вожделением я начала расстегивать джинсы и снимать белый свитер, с которого и началась эта дискуссия. Быть может, в какой-то момент я решила, что этот греческий бог возбуждает меня, мне казалось, я раздеваюсь для него. Сейчас поражу его своей наготой. Красотой загорелого, ухоженного, подтянутого тела.
Стою напротив него совершенно голая, а он смотрит на меня как пекарь на плюшку – или как гинеколог на пациентку. Его лицо не отражает совершенно ничего. Не малейшего возбуждения, ни малейшего желания. Солнце через окно светит прямо на меня, мое тело видно как под микроскопом.
Может, я поправилась? Или грудь некрасиво выглядит, когда соски не возбуждены? Он не хочет меня. Он не двигается с места. Черт! Что мне делать? Когда Серж видел меня голой, он набрасывался на меня как тузик на тряпку. А этот сидит с каменным лицом статуи. Хочется прикрыться, а еще лучше одеться и убежать отсюда навсегда. И забыть обо всем.
Но я же решила идти до конца. Стою, сжимая бедра. Мы оба молчим, на мои глаза наворачиваются слезы. Слезы от обиды.
– Чего вы сейчас хотите?
– Вас! – вдруг вырвалось с моих губ, и я сама испугалась своих слов.
– Я вам говорил сегодня, что удовольствие, наслаждение и любовь находятся в вас самой, а не в ком-то другом? Обожание – в обожателе, а не в объекте обожания?
– Да! – смиренно отвечаю я.
Я приняла правила игры.
– Так вот, доставьте себе удовольствие, насладите себя собой! Человек познает высшее духовное наслаждение после того, как проходит низшие степени реализации – еда, секс, самоутверждение. Физический экстаз отличается от духовного, но через него тоже следует пройти.
– Да! Но я не умею доставлять себе удовольствие.
– Так учитесь!
Сажусь обратно на деревянный диван, начинаю сжимать грудь одной рукой, он смотрит все так же пристально и бесстрастно. Трогаю свой сосок, как это делала Лолита, но не чувствую ничего, мне страшно обидно и неудобно. Я пытаюсь мастурбировать перед человеком, которого совсем не знаю. Когда об этом же меня просил Серж, я с гордым видом ему отказывала.
Ресницы намокли. Я еле сдерживаюсь, чтобы не разрыдаться. Засовываю палец в промежность, но она совсем сухая и закрытая.
Греческая статуя сжалилась надо мной.
– Если вы не можете доставить себе удовольствие и полюбить себя, то сделайте так, чтобы мне захотелось это сделать. Отдайтесь мне. Покажите мужчине, что вы готовы отдаться ему целиком, быть в его власти, разрешить делать с собой все что угодно. Вы же знаете, что мужчина не уверен в себе на сто процентов, для того чтобы быть для вас хорошим любовником, ему нужна ваша невинность, и ваша покорность, и ваше желание отдать себя ему.
Темные глаза с огромными зрачками нежно, по-отцовски смотрят на меня. Сейчас в них нет ни божеств<


Я молодею и хорошею! Люблю и любима! Моя популярность танцовщицы, организатора и тренера растёт!Я легко достигаю успеха во всём и богатею во благо всем! Мне всегда везёт !
 
LunaДата: Среда, 2008-07-23, 2:22 PM | Сообщение # 34
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 12617
Репутация: 28
Статус: Offline
Счастливая, благо дарю biggrin странички все прибавляются biggrin

Все события свои любовью освещаю
И людей вокруг себя всех благословляю!
www.riga-luna.narod.ru
 
СчастливаяДата: Пятница, 2010-07-09, 11:00 PM | Сообщение # 35
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 1383
Репутация: 6
Статус: Offline
Нашла в сети. Мне нравится.
Если обобщить образ Настоящей Женщины , получится следующее:

Она очень хорошо осознает тот факт, что она Женщина и всегда помнит об этом. Она в первую очередь Женщина, а потом уже все остальное.

Настоящая Женщина никому ничего не доказывает, в первую очередь мужчинам. Она самодостаточна и не нуждается в том, чтобы воевать за правоту.

Настоящая Женщина не конкурирует с другими женщинами. Она слишком ценит и любит себя – свой возраст, свою внешность, свой ум и характер. Она умеет восхищаться собой.

Чтобы ее одобрили, она не обязана быть полезной, зарабатывать много, быть слишком умной, соответствовать чьим-то ожиданиям. Это мужчине надо постоянно что-то делать, а Женщине достаточно просто быть.

Она любит мужчин и уважает их силу. Она позволяет им проявлять себя. Разговоры на тему: «А мой-то козел…» - не ее хобби. Она не будет наезжать на мужское достоинство, и делать из мужчины человека. В крайнем случае, она просто уйдет от него, но воспитывать не станет.

Она никогда не будет выставлять напоказ и хвастаться своими так называемыми «мужскими» навыками: умением водить машину, поднимать штангу, починить компьютер.

К своим недостаткам (а у кого их нет?) она относится снисходительно. Она видит их, но не драматизирует.

Природа женщины – это легкость. Поэтому с ней легко, и она не грузит своими проблемами, даже если они у нее есть.

Она принимает свою сексуальность и видит себя сексуальной не зависимо от того, есть у нее мужчина в данный момент или нет. Вообще, ее самооценка мало зависит от текущей ситуации в личной жизни.

Юлия Свияш – писатель, психолог.

Добавлено (2010-07-10, 0:00 Am)
---------------------------------------------
Юлия Свияш "Быть Женщиной"

Недавно я получила в свой адрес комплимент. И это был лучший комплимент в моей жизни. Один мужчина сказал мне: «Ты – особенная». Я спросила его: «Чем же это я такая особенная?» - мы, женщины, любим подробности, ведь в них вся соль, согласитесь. Он помолчал, а потом, понизив голос, будто доверяя мне великую тайну, произнес: «Понимаешь… Ты – ЖЕНЩИНА». И слово «женщина» прозвучало так, что мурашки побежали по коже. И никаких вопросов больше у меня не возникло.

Женщины бывают разные.

Вот бывают, например, женщины полезные. Они все время чем-то заняты, как правило, помощью ближним, родственникам, друзьям, коллегам. С ними можно идти в разведку и ехать на необитаемый остров. В хозяйстве такая очень пригодится.

Бывают женщины хорошие.
Они все время думают, что о них подумают другие. Они очень хотят нравиться всем и упорно стараются, в ожидании похвалы.

Бывают женщины работоспособные – они все время совершают подвиги на трудовом фронте. Приходя домой, такая тетя лошадь откидывает копыта и перед сном издает тяжелый вздох.

Бывают женщины экстравагантные. Они все время заняты тем, что производят впечатление. Желательно, неизгладимое и на всю жизнь. Лишь бы заметили.

Бывают женщины крутые. Они с пионерским задором конкурируют с мужчинами на всех фронтах и своей жизнью доказывают, что и без них, т.е. мужчин, обойтись очень даже можно. Такая амазонка непременно создает себе статус - социальный или материальный.

Бывают женщины несчастные. В мире несчастных женщин все мужики козлы или сволочи, жизнь сложна, а все хорошее кончается плохим. На их лицах сосредоточилась мировая скорбь.

В общем, женщины бывают разные. И всех их объединяет одно. Они отодвинули на второй план себя, как Женщину. Они позиционируют себя в этом мире как угодно – с точки зрения нужности, правильности, силы, профессионализма, моральных качеств. Они что-то всегда доказывают этой Вселенной. У них искаженные отношения со своей Женской природой и, соответственно, с Мужской частью этого мира. Ведь доказывание – это само по себе мужское качество.

Одна женщина, войдя в комнату, сразу вызывает у присутствующих мужчин желание как-то помельтешить перед ее глазами, подать ей стул, обозначиться в ее пространстве: «Вот он я, ты можешь ко мне обращаться, я тебя вижу, замечаю».

Другая женщина входит и сразу хватает стул сама, не давая шанса мужчинам проявиться. Да и у кавалеров, скорее всего, такого желания почему-то не возникнет.

Почему так происходит? Просто первая разрешила себе быть женщиной, а вторая – нет. В мире первой женщины есть сильные мужчины, в мире второй – одни козлы.

Какие же бывают перекосы в личности женщины, делающие ее, если так можно выразиться, «менее женской»? Ведь согласитесь, бывают «женские женщины» и «мужские женщины» - в зависимости от того, какое начало больше проявлено в вас. Описывая эти женские «перекосы», я все время буду говорить о явной избыточности, чрезмерности какого-то качества – ведь это в большей или меньшей мере проявлено во всех.

Итак, ваше женское начало уменьшают и вытесняют следующие качества:

Излишняя старательность, завышенные требования к себе и своим достижениям. «Ну, посмотрите, посмотрите, я ведь хорошо делаю? Ведь я хорошая, правда?» Так может вести себя женщина в любом возрасте, на кухне, в постели или на рабочем месте. Это происходит, если ей в детстве не удалось доказать требовательным родителям, что она хорошая, любимая и заслуживает похвалы. Она беспрестанно ждет, когда ее оценят. Отличница-пионерка – это женщина, застрявшая в детстве. Ее самооценка зависит только от других.

Излишняя заботливость. Она приводит к тому, что женщина во всех своих отношениях позиционирует себя как мать, и с мужчинами в том числе. И проблема не в том, что это ОНИ ТАКИЕ, а в том, что ТОЛЬКО ТАКИЕ ей и нужны. «Дорогой, ты пописал на дорожку?» - так говорит моя подруга своему мужу!!! Представляете, кем этот бедолага себя чувствует? А она удивляется, почему у них сошла на нет сексуальная жизнь. Так ведь с мамочками не спят. Да, их любят, но совсем другой любовью…

Излишняя активность. «А давайте поедем на экскурсию… А давайте ремонт начнем прямо сейчас… Вася, позвони родителям…» Это - тетя-ураган, стихийное бедствие. Она вовсе не плоха, нет. Но она «забивает собой эфир», отнимая у мужчин пространство для их самореализации. Подсознательно мужчины боятся таких женщин.

Чрезмерная суетливость, торопливость. «Ой, я ничего не приготовила… Что же делать… Я сейчас за продуктами сбегаю… Давайте быстрее, мы опаздываем… Ой, столько дел, столько дел…» Создается ощущение, что количеством своих телодвижений женщина компенсирует тот факт, что она сама по себе недостаточно хороша. И если она перестанет вдруг носиться туда-сюда, все заметят ее несовершенство.

Излишняя демонстративность поведения или внешнего вида. «Ой, сейчас без загара, ну просто никуда… Как тебе моя новая грудь? А это сумочка из последней коллекции… Чудная, правда?» Как ни странно, женщина как Женщина от этого тоже не выигрывает. Как-то сам собой возникает вопрос: а чего это она так упаковалась? К чему этот маскарад? А без этого тюнинга, в ней чего-нибудь интересное есть?

Чрезмерная демонстрация своего ума, интеллекта, деловых качеств. «И тогда я ему сказала про падение курса валюты и прогноз на следующий финансовый год и про мои стратегические планы… У него аж глаза на лоб полезли. А он-то думал, я дура какая-нибудь…» Ну что же, может быть, у окружающих и будут лезть глаза на лоб. Но вы проявитесь для них как Умная и Деловая. А не как Женщина.

Чрезмерная агрессивность. «Ну, я и послала ее куда подальше… Я тоже умею орать.» Тут, как говорится, вообще без комментариев.

Можно продолжить этот список «излишеств», которые вытесняют Женское начало.

Их в современном мире очень много. И женщины практикуются в них все больше и больше.

В результате вас бывает трудно воспринять как Женщину. Конечно, на любую женщину найдется мужчина. Но вот выбор этих мужчин будет несравненно уже, чем у тех особ, которые себе разрешили быть женщинами.

Спросите себя, какие у вас есть внутренние установки на тему: Быть Женщиной – это… (может быть, это опасно, это стыдно, это испытание, это вообще неизвестно как…)

По роду профессии мне доводится работать со многими женщинами. Ведь быть женщиной – это искусство. Родиться женщиной – это еще не значит стать ей. Я встречала нескольких особ, которые производили собой сильнейшее впечатление на мужчин, ничего особенного при этом не делая. От них просто пахло женщиной, вот и все. И для этого не обязательно быть Анжелиной Джоли или Николь Кидман.


Я молодею и хорошею! Люблю и любима! Моя популярность танцовщицы, организатора и тренера растёт!Я легко достигаю успеха во всём и богатею во благо всем! Мне всегда везёт !
 
LunaДата: Среда, 2010-09-15, 10:23 AM | Сообщение # 36
Генералиссимус
Группа: СУПЕР АКТИВИСТЫ КЛУБА!!!!!!!
Сообщений: 12617
Репутация: 28
Статус: Offline
Quote (Счастливая)
Просто первая разрешила себе быть женщиной

порой это так сложно разрешить себе быть женщиной, однако женщина и родилась для того чтобы быть женщиной biggrin

Добавлено (2010-09-15, 11:23 Am)
---------------------------------------------
МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ НАЧАЛО.
ВОПРОС: Хотелось бы узнать в чём смысл идеала "Мужественность и Женственность"? Какова причина разделения на мужское и женское начало?
ОТВЕТ: Прежде всего, я должен сказать, что все души, как Божественные Творения, изначально являются целостными по своим энергетическим составляющим. Они являются симбиозом мужской и женской энергии. Души являются прямым отражением свойств и качеств самого Творца. Творец по своей сути одновременно является Отцом/ Матерью. Он не является разделённым на составляющие, он не является мужской или женской энергией, он - Един. В этом Единстве проявляется его Сила и возможность проявлять себя Творцом, который смог постоянно пребывать в творчестве и расширении; в гармонии и стабильности всех преобразований, которые происходят в Мироздании. Именно его целостность как одновременно Матери/Отца является залогом успешности всех Творений. В том числе м целостность всех его детей, всех душ, которые существуют на разных плотностях мироздания, позволяет душам осуществлять все акты сотворения с Богом (творцом Всего Сущего), и через это творение производить постоянные расширения Мироздания.
Создавая души, выделяя их как энергию, Творец вкладывает в них все свои качества. И в этих качествах присутствуют два очень важных Аспекта: Первый аспект - который мы можем выделить, это аспект, который ПРОИЗВОДИТ ИДЕЮ и проводит до состояния реализации; Другой аспект - ОБЪЕДИНЯЕТ новую идею и её реализацию со всеми предыдущими творениями, и делает их едиными и неразрывными, пронизывающими друг друга. Так вот, Аспект, генерирующий идеи и продвигающий их - это есть МУЖСКОЙ Аспект Творца. Аспект, который объединяет все творения, вписывает новую идею и соединяет её с предыдущими творениями, является ЖЕНСКИМ Аспектом Творца. Именно в этом заключена основная идея мужественности и женственности, если рассматривать их с глобальных позиций строительства и преобразования Мироздания.
Итак, мы с тобой определились, что Мужские качества Творца производят идею и доводят её до реализации, а Женские качества эту идею объединяют со всеми предыдущими уже реализованными идеями, гармонизируют всё это в единую систему. Благодаря чему вся система остается стабильной и развивающейся, способной к самосовершенствованию. Мы также определились, что души, которые произведены Творцом, тоже изначально являются обладателями мужской и женской составляющей. Причины по которым душа, когда уходит в воплощение на низкие уровни материи, делиться на мужское и женское начало состоит в том, что на самых низких уровнях существования Материальной Вселенной,... такая тесная связь с Богом... не даёт возможности всесторонне исследовать окраины божественного Творения. Такая тесная связь достаточно быстро возвращает души к Первоисточнику и существовать на окраинах Материальной Вселенной в таких низких вибрациях, целостным душам просто не интересно, их погружение и исследование становится очень кратковременным и неполным.
Для того чтобы исследовать окраины своих Творений, исследовать низкие плотности Материальной Вселенной, Творцом было принято решение... о том, что души... делились и уходили в воплощение одним или другим аспектом своего существа. Таким образом это позволяет им задерживаться в низковибрационной материи достаточно долго. Это расширило, также, их творческие возможности - находиться в постоянном поиске возможности объединения в себе всех аспектов божественной Гармонии, поиска в себе второго аспекта. Мужской аспект, производя идеи и производя творческое внедрение идей, не в состоянии реализовать полностью и закрепить свою идею в пространстве, пока он не начнёт развивать в себе женские аспекты, не начнет гармонизировать все пространство, в котором происходит его творение. Пока мужской аспект не начинает развивать в себе женские аспекты, пока не начнет поиск его за пределами своего тела, за пределами своего Духовного Я и Высшего Я, его Творение не будет стабильным, оно будет обречено на разрушение. В этом смысле разделение даёт дополнительную... возможность прийти к осознанию необходимости поиска своей второй половины, даёт ему дополнительное стремление искать вторую собственную половину... Поднимаясь по своему Высшему Я, поднимаясь туда сознанием востребовать недостающую половину, душа таким образом производит соединение всех своих частей. И таким образом, душа получает возможность проявлять целостность в процессе преобразований того пространства, в котором она находится....
Очень часто здесь, на планете вы представляете, что поиск вашей второй половинки сводиться к тому, что вы ищите вторую душу, которая является противоположным аспектом вас же самих. Однако, такие случаи, когда оба аспекта одновременно воплощаются на этой планете, бывают, но достаточно редко. Как правило, один из аспектов уходит в воплощение, а второй аспект остаётся за пределами этого воплощения.
Глубинный смысл такого поиска для вас состоит в том, что вы, в своих преобразованиях, в проявлениях себя как определённого качества, ускоряете это качеств. Ускоряете его, ибо пребывание в опыте нецелостности очень трудно. Внутренним ощущение нецелостности вы ускоряете процессы перехода от вашего Низшего "я" к вашему Духовному Я, а затем и к вашему Высшему "Я". Объединение этих аспектов является для вас тем важным элементом, который позволяет вам быть со-творцами непосредственно в этой плотности..."
http://preobrazenie.ucoz.ru/publ/muzhskoe_i_zhenskoe_nachalo/7-1-0-264


Все события свои любовью освещаю
И людей вокруг себя всех благословляю!
www.riga-luna.narod.ru
 
Riga-LunaДата: Вторник, 2014-05-20, 9:52 AM | Сообщение # 37
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 1795
Репутация: 11
Статус: Offline
С чего начать уставшей женщине, чтобы напитать себя энергией?1. Физический уровень. Женщина станет бодрее при выполнении следующих действий: переход с брюк на юбки, ношение аксессуаров, уход за телом, спа-процедуры, массаж, йога, танцы, лёгкие физические нагрузки, правильное питание (исключить мясо, рыбу, яйца, кофе, чёрный чай, сигареты - всё это лишает красоты и праны).
2. Эмоциональный уровень. Напитать себя приятными впечатлениями очень важно для женщины. Обессиленной женщине лучше не встречаться с грубыми, пессимистичными, склонными завидовать людьми. Следует выбирать качественное общение с единомышленницами, окружить себя красотой (смотреть, слушать). Полезно гулять при усталости.
3. Интеллектуальный уровень. Получение знаний о женской природе, об обязанностях жены и матери нужно женщине прежде всего прочего. Чтобы проще было постичь науку женственности, можно выписать желаемые качества, а затем начать совершать аскезы для их развития, общаться с обладательницами этих качеств. Такая направленность разума даст женщине ощущение силы!
4. Духовный уровень. Познание своей духовной природы необходимо всем, а женщина становится ещё и красива, когда она умиротворена, ведь в этом случае её гормональный фон нормализуется. Спокойна женщина, если чувствует себя в безопасности и доверяет миру, что возможно при налаженной связи с Богом. Настоящее могущество женщины именно в спокойствии!
Доктор Торсунов
Торсунов Олегг Геннадьевич.
Посетите сайт Олега Геннадьевича и прослушайте все его лекции УСПЕХ,ОТНОШЕНИЯ, ЛЮБОВЬ, ТРУД, ЗДОРОВЬЕ, СЧАСТЬЕ. кандидат медицинских наук, старший преподаватель кафедры теории и методики оздоровительных технологий и физической культуры Востока УралГУФК, специалист по общественному здоровью, известный во всем мире писатель и лектор.


Мир Вам и Вашему Дому! Да пребудет с Вами Сила! Будьте Благословенны!
 
Клуб любителей позитивного мышления » КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ПОЗИТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ. СВЕТ И ЛЮБОВЬ! » ДРУЖБА, ЛЮБОВЬ, МУЖЧИНА, ЖЕНЩИНА,ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ, СЕМЬЯ, ДЕТИ, РОДИТЕЛИ » Мужская и женская энергия (пути развития)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz